Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 19 июля 2024
2. От Иисуса нет слов похвалы! PDF Печать E-mail

Кажется, что мы больше нравимся себе, чем Христу. Но если Его истина причиняет боль, она также и исцеляет.

 

"Ангелу Лаодикийской церкви напиши..." (Откровение 3:14). В течение многих десятилетий мы полагали, что это послание направляется церкви в целом. Но, что поразительно, послание адресуется руководству церкви. Мы, руководители, часто ошибаемся, направляя Лаодикийское послание к членам церкви, ведущим мирской образ жизни, ругаем их, обвиняя в том, что из-за них задержалось окончание работы Божьей.

Если послание адресуется главным образом к отдельным членам церкви, тогда у нас возникают серьезные проблемы. Адвентисты седьмого дня уходят из жизни на протя¬жении вот уже почти 150 лет. Практически на всех этих похоронах мы выражаем твер¬дую уверенность в том, что эти умершие восстанут в первое воскресение, что было бы невозможно без их личного, индивидуального покаяния.

Следовательно, если призыв Христа к покаянию адресован главным образом к от¬дельным людям, то он уже в большей степени принят во внимание, поскольку мы должны предположить, что многие из этих преданных святых раскаялись в своем при¬готовлении к смерти. В этом случае послание к Лаодикии становится фактически без¬действующим обращением, мертвым письмом. Мы можем и не ожидать какого-то даль¬нейшего результата, кроме продолжающегося личностного покаяния, преобладающе¬го уже более ста лет. Сегодня подавляющее большинство нашего народа, особенно молодежь, подобным образом рассматривает это послание.

Хотя каждый из нас должен применять лично к себе любой совет в посланиях к семи церквам, в то же самое время этот призыв "покайся" направлен не только к отдель¬ным людям. Он имеет большее значение. И когда мы начинаем понимать, к кому имен¬но призыв адресован, содержание самого послания также приобретает более глубокое значение, становится захватывающим.

Обращение в Откровение 3:20 "если кто услышит голос Мой" содержит важное гречес¬кое слово, тис, которое означает "кто-то определенный", не просто "какой-нибудь нео¬пределенный человек". Например, это был не просто какой-нибудь неопределенный человек, кто "нагой убежал" в момент предательства Иисуса, как написано в Марк 14:51, 52. Слово тис употреблено и переведено как "один юноша", в других пере¬водах "конкретный молодой человек". В послании к Лаодикии это слово, очевидно, относится к "ангелу" как к кому-то определенному, к кому послание направляется. Несомненно, Иисус в Своем обращении цитирует Песнь песней Соломона: "Вот го¬лос моего возлюбленного, который стучится: отвори мне" ("Вот я стою у двери и стучу" — перевод Септуагинты) (Песни песней 5:5). "Тем конкретным адресатом", который должен услышать, является Его возлюбленная — церковь. Господь предписывает ру¬ководству сыграть роль образца и примера. Сам Христос сказал: "И за них Я посвя¬щаю себя" (Ин. 17:19).

"Знаю твои дела; ты не холоден ни горяч; но как ты тепл ... то извергну тебя из уст Моих" (Откровение 3:15, 16). Мы могли бы сделать поверхностный вывод, что поскольку "ангел" явно "тепл", Христос автоматически сдерживает Свое обещание и отвергает нас. Такое предположение основывается на переводе Библии короля Иакова и на неко¬торых других переводах этих мест Священного Писания. Из-за такого понимания у некоторых искренних членов церкви возникает серьезная проблема, вызывая у них потерю надежды на то, что организованная церковь когда-либо станет поистине при¬миренной со Христом.

Но на языке оригинала в этом месте употреблено ключевое слово мелло, что значит: "Я собираюсь выплюнуть вас" (N1V). Этот текст станет еще яснее, если его сравнить с текстом Откровение 10:4, где Иоанн говорит, что он "хотел было писать", что "семь гро¬мов проговорили голосами своими", но он не написал, потому что "голос с неба" не позволил ему. Иисус занял позицию нерешительности, Он колеблется на грани истор¬жения нас. То, что Он действительно говорит нам, ясно можно выразить, используя современный язык так: "Вы вызываете у Меня такую тошноту, что Я чувствую нечто похожее на рвоту!"

Это нормальная человеческая реакция на сильное эмоциональное отвращение. Жен¬щина из Восточной Германии прочла свое досье в недавно разрешенной для печати картотеке ШТАЗИ (тайная коммунистическая полиция). К своему ужасу она обнару¬жила, что на протяжении многих лет притворной верности ее муж тайно докладывал на нее, опасаясь полиции. Непроизвольная реакция этой женщины: ее вырвало в ван¬ной. Как бы неприятно ни показалось нам, Иисус говорит нам, что у Него такие чув¬ства не по отношению к нам, но по отношению к нашей хранимой и лелеемой тепловатости. Это не означает, что Он не любит нас, или что Он не верен нам. (Женщина из Германии также любила своего мужа!)

Почему Иисус чувствует Себя так?

Почему Он не говорит что-либо хорошее о нас? Неужели Он слишком суровый и холодный? Любой президент компании, совет директоров или офицер армии знает, что он должен хвалить своих подчиненных, чтобы сделать их лучше. Несомненно, руководство церкви остатка — это группа лучших людей в мире! Может быть, Хрис¬тос поступил бы мудро, если бы сказал, по крайней мере, что-то хорошее о нас; какие мы прилежные, какие мы умные, чего мы с таким трудом достигли за 150 лет? Но Он не говорит этого.

Несомненно, Христос не пытается обескуражить нас. Он просто желает обратить нас к действительности, с тем, чтобы мы могли решить проблему и приготовились внимать Ему. И когда совет Христа будет осознан нами, наконец, мы скажем: "Хоро¬шо, действуй!"

Ответ Иисуса, разъясняющий, почему Он испытывает состояние тошноты, помога¬ет нам понять реальность нашего положения. Наше состояние опасно, но мы не осоз¬наем этого. Следующее видение из Откровения представляет Христа как "Агнца как бы закланного", перед кем небесные сонмы и "двадцать четыре старца" склони¬лись в искреннем почитании, воспевая гимн абсолютного посвящения:

...Ты был заклан, и кровию Своею искупил нас Богу из всякого колена, и языка, и народа, и племени, и соделал нас царями и священниками Богу нашему (Откровение 5:6-10).

Все небо понимает и ценит, чего стоило Христу искупить нас, как Он сошел даже в ад, как Он вкусил эквивалент нашей второй смерти для того, чтобы спасти нас. Они понимают "широту и долготу и глубину и высоту" этой "любви Христовой, пре¬восходящей разумение". В противоположность этому "ангел" Лаодикийской церк¬ви, живя в концентрированном свете, накопившемся за время шести тысяч лет откро¬вения Благой Вести, не глубоко затронут этим. В то время как мы должны чувствовать такую же степень признательности, наши маленькие, съежившиеся сердца наполови¬ну заморожены. "Ты тепл", — говорит Иисус.

Неудивительно, что наши поверхностные исповедания любви и посвящения отвра¬тительны Ему. Христос отдал все ради нас! Когда Господь сравнивает степень Своего жертвенного посвящения со скудостью нашего отклика сердца, Он сильно смущается перед наблюдающей вселенной. Неужели нам трудно представить, насколько это бо¬лезненно для Него?

Давайте попробуем увидеть действительность так, как видят ее небеса

Мы находимся уже почти в самом начале последнего кризиса, когда наша духовная зрелость должна быть большей, чем была до сих пор. Наше беспечное равнодушие все еще причиняет боль Христу. Трусливое отречение Петра во время суда над Хрис¬том было для Господа легче перенести, чем наше слабое и расчетливое посвящение в настоящее время.

Арнольд Валленкампф делает резкие критические замечания по поводу отвратитель¬ной черты "группового мышления", которое было так распространено среди руково¬дителей и служителей адвентистов седьмого дня столетие тому назад и все еще при¬сутствует сегодня:

В отвержении послания 1888 года виноват главным образом не народ, но служители.

Это поражающее разоблачение должно быть серьезно принято во внимание каждым лично в нашей церкви сегодня, кто является служителем адвентистов седьмого дня, преподавателем или руководителем любого уровня («Что каждый адвентист должен знать о 1888 годе», стр. 90).

Многие из делегатов конференции в Миннеаполисе стали соучастниками в грехе отвержения послания праведности через веру, действуя согласно суждению лидирующей группы. По¬скольку многие из них, будучи уважаемыми и любимыми руководителями, отвергли послание в Миннеаполисе, они последовали за этими руководителями в отвержении его... что мы сегод¬ня называем групповым мышлением, психологией толпы...

Это неприятная мысль, но, тем не менее, это правда, что на конференции в Миннеаполисе руководители церкви адвентистов седьмого дня еще раз оказались в роли иудейских вождей во дни Иисуса. Во время служения Христа на земле иудейский народ был преимущественно бла¬госклонным к Нему. Это иудейские вожди позже убеждали их потребовать Его распятия. На конференции в Миннеаполисе в 1888 году руководящие братья возглавляли оппозицию про¬тив послания (там же, стр. 45-47).

Какое отношение имеет это к нам сегодня?

Иисус не говорит, что отвержение и распятие Его древними евреями вызывает у Него чувство тошноты. Его беспокоит то, что "Ангел" церкви, зная историю евреев, на сцене истории в заключительном действии великой драмы повторяет это в то время как сердечно заявляет, что любит Его. Мы можем понять причину отвращения Хрис¬та, если мы вспомним, как неприятно видеть какого-нибудь взрослого, руководимого наивными фантазиями, ребенка.

Господь утверждает, что мы "говорим, я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды" (Откровение 3:17). Мы не произносим это вслух, буквально, но Он четко улавливает язык сердца:

Уста могут выражать нищету души, которую сердце не осознает. Несмотря на то, что Богу говорится о нищете духа, сердце может раздуваться от самодовольства по причине своего боль¬шого смирения, восторгаясь праведностью («Наглядные уроки Христа», стр. 159).

Также мы выглядим наивными в понимании нашего истинного состояния перед всепроницающим взором вселенной. Даже в глазах испытующих нас неадвентистов мы предстаем в жалком виде. Текст греческого оригинала усиливает обличение, вклю¬чая маленький артикль ho, который обозначает кого-то особенного, отличающегося:

"Ты не знаешь, что из всех семи церквей ты один такой, кто особо несчастен, и один, кто жалок, и единственный, кто нищ, и слеп, и наг" (ст. 17).

Никто из нас как просто индивидуум, личность не достоин этого отличительного особого обращения на сцене истории мира! Поэтому Христос должен обращаться к нам, как к корпоративному телу.

Для нас есть надежда

Господь не повелевал бы писать последнюю часть третьей главы книги Откровение, объясняя нам, как выйти из затруднительного положения, если бы Он уже окончатель¬но отверг нас. Мы вызываем чувство тошноты в желудке Иисуса, но Он ходатайствует за нас для того, чтобы сохранить и исполнить Свой план. Послание к Лаодикии — это наиболее критическая, настоятельная, ранящая чувства весть в Писании. Успех всего плана спасения зависит от этого решающего последнего часа, и Лаодикийская про¬блема связана с этим кризисом.

Иисус говорит: "Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное" (ст. 18). В обращении к церкви адвентистов седьмого дня и в особенности к ее руководству Он говорит нам, что более всего мы нуждаемся... не в большем количестве дел, не в боль¬шей активности, не в большем количестве планов и программ. Христос сказал в 15 сти¬хе: "Знаю твои дела". Наша деятельность и так уже лихорадочная и напряженная. Петр определяет "золото, огнем очищенное" как основную составную часть отклика человека на евангелие — это сама вера, которая всегда предшествует любым делам в подлинной праведности (1 Петр. 1:17).

Другими словами, Иисус говорит нам о том, в чем мы прежде всего нуждаемся (мы долгое время самонадеянно утверждаем, что этим уже обладаем) — о познании пра¬ведности через веру и испытании ее силы на опыте. Но то, что есть у нас, способно произвести в нас только теплое состояние. Именно верное понимание побуждает не¬бесные сонмы служить так ревностно "Агнцу, Который был заклан". Ими полнос¬тью движет сердце вести, ее сущность — "Христос и притом распятый", мотивация, которая обличает нас за мелочную, ограниченную озабоченность нашей вечной безо¬пасностью. Христова оценка наносит удар в самый корень гордости нашего руковод¬ства.

Утонченность нашей духовной гордыни

До публикации книги Валленкампфа в 1988 году наша церковная пресса большей частью утверждала, что мы "разбогатели", а наше руководство, по общему мнению, приняло начало послания громкого клича сто лет тому назад.1 В последние годы мы внезапно сделали резкий поворот, и теперь открыто признаемся, что "мы" не приняли его.2 Эта новая откровенность феноменальна, и ее наличие подкрепляет.

Но разве сейчас Христос не говорит нам, что мы все еще нуждаемся в этом "золоте" настоящей, подлинной веры? Да, Иисус говорит нам, как мы можем избавить Его от болезненного чувства отвращения. Для этого нам необходимо "золото" настоящей, подлинной веры, и более того, нам нужно купить его, то есть что-то заплатить в обмен за него.

Но почему Христос не отдаст это даром нам? Он настаивает на том, чтобы мы поменяли наше жалкое, неверное представление о праведности через веру, которое питает наше теплое состояние, на подлинное, истинное понимание. Мы попадаем в явное противоречие, утверждая, что мы вполне понимаем и проповедуем праведность через веру, в то время когда нам отчаянно не хватает ее истинных плодов. Это под¬тверждается преобладающим теплым состоянием церкви. Как теплое происходит от смешения горячей и холодной воды, так и наша духовная проблема является смесью законничества с недостаточно понятым евангелием.

Хороший обед из полезных продуктов может быть испорчен даже малейшей приме¬сью мышьяка. Мы достигли такого момента в мировой истории, когда даже едва раз¬личимое законничество, смешанное с нашим "евангелием", становится смертельным. На сегодняшний день уже достаточно путаницы и замешательства прошлых веков. Вера в чистое, нефальсифицированное евангелие (в библейском смысле) полностью несовместима с какой-либо тепловатостью. Присутствие теплого состояния обнару¬живает скрытое или явное законничество, признак того, что у нас, как у руководите¬лей, имеются трудности с пониманием.

Мы думаем, что нам известна сущность этой "самой драгоценной вести". Но поче¬му-то заимствуем евангельские понятия от популярных церквей, которые не пони¬мают уникальной истины очищения святилища:

Как евреи распяли Иисуса, так и номинальные церкви распяли эти послания, и поэтому они не знают пути во Святое Святых, и им не может помочь ходатайственное служение Христа во Святом Святых. Подобно евреям, приносящим свои бесполезные жертвы, они возносят свои бесполезные молитвы в то отделение, которое Иисус уже оставил; и сатана, удовлетворенный этим заблуждением, принимает на себя религиозный характер и обращает мысли этих мни¬мых христиан на себя, действуя своей силой, своими знамениями и ложными чудесами, увле¬кая их в свою ловушку («Ранние произведения», стр. 261).

Этот постепенный процесс пленения ускорялся на протяжении десятилетий. Мы никогда не сможем приобрести подлинное, говорит Иисус, до тех пор, пока смиренно и достаточно искренно не откажемся, не поменяем подделку, чтобы "купить" настоя¬щее.

Именно по этому вопросу Христос встречает сопротивление с нашей стороны. По¬чти всегда мы, пасторы, евангелисты, администраторы, теологи, руководители, учителя и независимые служители будем заявлять, что у нас нет недостатка в понимании. Консервативные "традиционные адвентисты" и архилибералы одинаково хвалятся сво¬ими диаметрально противоположными позициями. Сила группового мышления вы¬нуждает нас утверждать, что мы понимаем, таким образом, мы "ни в чем не имеем нужды". Чувствуя себя понимающими, мы не можем "алкать и жаждать правды (праведности — англ.) [через веру]", потому что мы уже наполнены.3 Нам нужно только громче проповедовать, более изобретательные пути для "продажи" того, что мы уже понимаем.

Сердце проблемы

Выход заключается не в том, понимаем и проповедуем ли мы общепринятую вер¬сию праведности через веру, как проповедуют евангелистские церкви, соблюдающие воскресенье. Мы можем делать это на протяжении тысячи лет и все еще оказаться не в состоянии передать уникальную весть, которую Господь "повелел" нам передать.4 Бог не призывает нас к экуменизму. Скорее Он спрашивает, что мы сделали с великим светом, который, по словам Елены Уайт, был "началом" громкого клича и позднего дождя.5

Если это правда, что мы с силой провозглашали праведность через веру на протяже¬нии десятилетий, то почему мы не перевернули мир вверх дном, как это сделали апо¬столы? Если подлинная, настоящая праведность через веру является светом, который осветит землю славой (Откровение 18:1-4), тогда почему мы не осветили землю этой пра¬ведностью? И почему мы теряем такой большой процент нашей молодежи в Северной Америке?

Может быть, мы на самом деле недовольны и надменно предъявляем претензии из-за того, что Христос обвиняет нас в Своем послании к Лаодикии? Его оценка бьёт прямо в цель. Вестница Господа часто говорила, что если бы мы "купили" "золото, огнем очищенное", этот вид праведности через веру, евангельское поручение было бы быстро окончено подобно огню по соломе.6 В действительности этого еще не про¬изошло — 900 миллионов мусульман и приблизительно миллиард индусов до сих пор не достигнуты, плюс намного больше миллионов мнимых, номинальных христиан и других необращенных.

Здесь мы подходим к великому разделению в адвентизме. По этому вопросу мы ста¬новимся либо на одну сторону, либо на другую. Либо Иисус ошибается, когда говорит, что мы "нищи" и "жалки", а мы являемся "богатыми", как мы утверждаем; либо мы в самом деле "нищи", и Господь кладет Свой перст на наше наиболее чувствительное больное место гордости руководства. Его слова были камнем преткновения и скалой соблазна для руководителей древнего Израиля; являются ли они таковыми также и для нас?

Что-то еще, что предлагается не "даром"

Христос делает еще более понятным то, что мы должны отказаться от чего-то, что-то заплатить, когда Он определяет вторую вещь, которую мы должны "купить" у Него, — "белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей" (ст. 18). Обращаясь к ангелу церкви, Иисус делает понятным, что именно как деноминация мы оказались в таком постыдном положении. Средство исцеления, кото¬рое Он предлагает нам, содержит основной принцип корпоративной вины и покая¬ния:

а) Мы не можем "купить" эту одежду Христовой праведности, надев ее на 99% или меньше; нам нужно на 100% облечься в эту одежду. Праведность никогда ни коим образом не бывает врожденной, никогда нашей собственной. Все, что исходит от нас самих, является неправедностью. Другими словами, без благодати Христа мы не луч¬ше других людей. Если бы мы не имели Спасителя, мы были бы совершенно "наги¬ми". Грехи других были бы нашими грехами, если бы не Его милость.

б) Осознание этой истины смиряет нашу гордость во прах. Нет пути для нас приоб¬рести эту особенную одежду праведности Христа, если мы сперва не начнем осозна¬вать нашу духовную наготу и не пожелаем поменять наши ложные идеи на истину, которая одна может покрыть нашу срамоту.

Обличение, содержащееся в призыве Христа, кажется чрезмерным. Разве мы не являемся процветающей, уважаемой конфессией приблизительно с шестью милли¬онами членов (на 2000 год – 12 млн. – прим. ред.), с прекрасными учреждениями? Разве мы не претендуем на то, чтобы быть одной из быстрорастущих церквей в мире? Почему Христос надлежащим обра¬зом не хвалит нас согласно нашим достижениям?

в) Он не говорит о достижениях. Проблема нашей "наготы" заключается в недостат¬ке понимания самого евангелия. Здесь обличение задевает за живой нерв церковного чувства собственного достоинства и возникает наше негодование. Если мы можем отклонить острие сути слов Христа, утверждая, что Он говорит нам только как от¬дельным людям, мы всегда можем улизнуть от этого обличения. Мы можем предполо¬жить, что это какая-то другая личность, другой человек духовно "наг", в то время как в общем, корпоративно мы хорошо одеты. Когда мы понимаем, что "ангел" — это корпоративное руководство церкви, то начинаем чувствовать себя неприятно задеты¬ми, испытывать неловкость и стесненность наиболее ощутимо. Наше приятное ощу¬щение, вызванное тем, что по нашему мнению церковь хорошо одета и ни в чем не имеет нужды, внезапно рассеивается.

г) Для примера рассмотрим затруднительное положение другого общества номи¬нальных христиан — мормонов. Теологическими одеяниями мормонов была их вера в божественное вдохновение Иосифа Смита и написанной им Книги Мормона. Но явные признаки, заметные для всего мира, показывают, что основание их "веры" — это чудовищный обман. В соотношении с их осведомленностью в этих фактах и их духов¬ной честностью представьте себе посрамление их организации!

В нашем случае наша проблема заключается не в наших "27 доктринах" и не в на¬шей истории. Признанная истинность, обоснованность этого не вызывает сомнений. Наша корпоративная нагота — это наш недостаток в единственной истине, которая одна может наполнить смыслом и значением эти "27 доктрин" — в "послании о пра¬ведности Христа", что Господь пытался передать нам столетие тому назад. Это посла¬ние осветило бы землю славой, если бы мы "обладали" им:

Оправдание через веру во Христа проявится в изменении характера. Это знамение для мира в истинности доктрин, которые мы исповедуем (Елена Уайт. «Материалы 1888 года», стр. 1532).

Один интерес будет преобладать, один вопрос поглотит все остальные — ХРИСТОС НАША ПРАВЕДНОСТЬ («Ревью энд Геральд Экстра», 23 декабря 1890).

Как долго можем мы упорно продолжать идти дальше, гордо утверждая, что мы име¬ем подлинную праведность?

В случае мормонов, их как корпоративную организацию, вероятно, не волнует их теологическое и историческое затруднительное положение, поскольку (мы говорим это доброжелательно) они не являются народом, который был вызван к существова¬нию истиной трехангельской вести. Они не претендуют на то, чтобы стоять перед ми¬ром как те, кто "соблюдают заповеди Божии и веру Иисуса". Так же у них нет глубо¬кого чувства духовной совести, которым наполняют нас произведения Елены Уайт. Если мормоны смогут поддерживать свое общество в социальном и экономическом плане, они, вероятно, будут сообща, с чувством удовлетворения продолжать идти даль¬ше без этих "белых одежд" праведности Христа, чтобы покрыть свою историческую и теологическую срамоту.

д) Но мы не можем поступать подобным образом, ибо мы еще сохраняем корпора¬тивную совесть главным образом посвященной истине. Эта церковь была вызвана к существованию одной только силой слова истины. Славьте Господа, наша совесть не¬изменно будет пробуждаться "прямым свидетельством" Христа. Особенно в северной Америке, колыбели адвентизма, где наша "нагота" становится все более и более яв¬ной, раньше или позже действительность вынудит нас считаться с тем, что говорит Христос.

е) Осознание разделенной корпоративной вины спасает нас от ловушки иллюзий, что один святее другого. Никто из нас не может осуждать другого; мы вместе прини¬маем участие в проступках, за которые Иисус упрекает нас.

Когда мы сможем "увидеть" свою наготу, у нас естественным образом появится проницательность

Третьим предметом, определенным Иисусом, является "глазная мазь, чтобы ви¬деть" (ст. 18). Господь говорит нам помазать наши глаза глазной мазью, которую Он предлагает. Как только мы "купим" "золото" и "белые одежды", наше зрение авто¬матически улучшится. Мы начнем видеть самих себя, как наблюдающая вселенная и внимательные, вдумчивые люди видят нас (те, кто, как мы говорим, все еще находятся в "Вавилоне"). Видение оценки Верного Свидетеля, открывающей коллективную, кор¬поративную болезнь духа, явно представляет большую необходимость в исправлении, нежели это открывается обычно в опыте только лишь отдельных людей.

Что оказалось поставлено на карту, так это репутация церкви адвентистов седьмого дня с точки зрения истории мира. Наше божественное предназначение требует от нас оказать гораздо более великое влияние на мышление всего мира. Это влияние в буду¬щем не будет нашими "делами" милосердия, в которых другие всегда будут значи¬тельно превосходить нас. Добрая весть будет сутью нашего послания. Это будет отчет¬ливое, уникальное представление праведности через веру — в вести, которая намного превосходит одноименные вести популярных церквей. Когда мы научимся "видеть", мы тотчас же распознаем контраст между тем, что, по нашему мнению, является праведностью по вере, и тем, что есть подлинная "воистину третья ангельская весть", в которой, по признанию Елены Уайт, содержатся действительные понятия громкого клича.

Христос теперь дает нам одно прямое повеление в Своей вести: "Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак, будь ревностен и покайся" (ст. 19). Наша грехов¬ная природа инстинктивно чуждается этого вида любви — наказывающей любви. По¬этому мы не должны удивляться, что важный призыв Христа к покаянию встречает негодование и обиду тех, кого Он любит, и сопротивление тех, кто не любит истину.

Но Христос уверяет нас, что Он любит нас нежной, сокровенной семейной любо¬вью (фило, как Он говорит), которая оправдывает Его обличение и наказание и делает возможным для нас выдержать это. Служение всей жизни Елены Уайт подает нам пример. Дух Пророчества никогда не льстил нам! Также не льстит нам и "свидетель¬ство Иисуса", его Автор.

Есть достаточная причина для того, чтобы исследовать дальше значение этого само¬го важного повеления Верного Свидетеля — "Покайся".

_________________________

 

1 Примеры: "Fruitage of Spiritual Gifts", L. H. Christian, 1947: "Captain of the Host", A. W. Spalding, 1949; "Through Crisis to Victory", A.  V. Olson, 1966; "Movement of Destiny", L. E. Froom, 1971; "The Lonely Years", A. L. While. 1984.

2 Для примера смотрите номер журнала "Ministry" за февраль 1988 года; "Что каждый адвентист должен знать о 1888 годе", Арнольд Валленкампф; "From Crisis to Apostasy" и "Разгневанные святые" Джорджа Найта.

3 Обратите внимание, что здесь имеется в виду только одна праведность, о которой Иисус говорит, что "блажен алчущий" ее — праведность, которая по вере (Матфей 5:6).

4 Сравните "Свидетельства для служителей", стр. 91, 92).

5 Смотрите "Ревью энд Геральд" от 22 ноября 1892 г.

6 Смотрите "Избранные вести", кн. 2, стр. 118