Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 19 апреля 2024
Главная Весть 1888 года КОРПОРАТИВНОЕ ПОКАЯНИЕ Мольба Верного Свидетеля Роберт Виланд 3. Основополагающая истина: церковь Христа как Его корпоративное тело
3. Основополагающая истина: церковь Христа как Его корпоративное тело PDF Печать E-mail

Наши старательные призывы стать "церковью заботящейся и любящей" утомили нас. Бесконечные призывы что-либо "сделать" вытесняются простым божественным приглашением нечто "увидеть".

 

Для того, чтобы узнать истинный смысл призыва Христа к покаянию, мы должны рассмотреть блестящее сравнение апостола Павла церкви с "телом". Мы поддержива¬ем корпоративную связь друг с другом и с Самим Христом как нашим Главой. Хотя эта идея во многом чужда западному образу мышления, она является весьма важным биб¬лейским понятием.

В сущности, слово "корпоративное" — это хорошо известное библейское слово, ибо Павел направляет свои послания "к верующим соединенным во Христе" (Ефесянам 1:1; Филиппийцам 1:1; Колоссянам 1:1 и т.д.; Рим. 6:5). "Ибо как тело одно, но имеет многие чле¬ны... так и Христос" (1 Коринфянам 12:12). Павел продолжает разъяснять свою идею.

Далее следует корпоративное единство "одного тела" (ст. 13), корпоративное мно¬гообразие его различных "членов" (ст. 15-18), корпоративная необходимость в каждом члене ("не может глаз сказать руке: ты мне не надобна", ст. 21, 22), корпора¬тивный баланс различных членов (ст. 23, 24), корпоративная "забота", которую они чувствуют друг ко другу и ко главе (ст. 25), корпоративное страдание и радость, кото¬рую все члены разделяют вместе (ст. 26). Если я споткнулся об острый камень, все тело чувствует боль. Если бы нога могла говорить, она сказала бы: "Простите, я на¬правила пяту на камень". Глаз сказал бы: "Нет, это моя вина, я должен был заметить острый камень".

Значение слова "корпоративное"

Слово "тело" — существительное, а слово "телесно" — наречие. Но нет в английс¬ком языке выразительного прилагательного, которое могло бы описать природу этой связи внутри "тела", за исключением слова "корпоративное". Оно произошло от ла¬тинского слова, обозначающего "тело" — корпус. Словарь определяет его как "связь целого, состоящего из частностей".

Ваш собственный опыт может разъяснить это. Что происходит, когда вы очень силь¬но споткнетесь? Вы сразу ясно поймете корпоративную связь конечностей и органов вашего тела. Вы остановитесь, в то время как все ваше тело сотрудничает посред¬ством растирания ушибленного пальца для того, чтобы уменьшить боль. Вы можете даже испытывать общее болезненное состояние. Ваши органы и конечности чувству¬ют корпоративное участие и заботу об этом раненом пальце как если бы каждый из них чувствовал боль. "Если один орган страдает, они все страдают вместе" (1 Коринфянам 12:26, NEB).

Всякая ампутация в теле становится "разделением", избегаемым едва ли не любой ценой. Также любая степень несогласия или неправильного понимания или отсутствия сострадания в церкви чужда Христу и Его телу. Точно так же, как болезнь или катаст¬рофа чужды для нашего человеческого тела. Грех — это такая катастрофа для "тела Христа", и вина — это его болезнь.

Часто мы болеем, не зная, какой орган болен или даже что вызвало болезнь. Мы можем также страдать от греха, не зная, что это. Как может грех иметь и личную и корпоративную сущность?

В странах с тропическим климатом, где есть риск заразиться малярией, людей куса¬ют малярийные комары и вносят инфекцию. За десять дней после укуса вирус в крови производит малярийную лихорадку. Не только один "член", такой как палец, пора¬женный укусом комара, но все тело вовлечено в общее болезненное состояние, выз¬ванное лихорадкой. Кровь разносит вирус по всему телу. Это корпоративная болезнь.

Когда мы получаем инъекцию лекарственного средства против малярии, вводимую в один "член", рука, принимающая эту инъекцию, не является единственным членом, получающим пользу от этого. Лекарство начинает циркулировать по всей кровенос¬ной системе. Вскоре все тело излечивается от болезни, и лихорадка отступает во всем теле, не только в одном "члене". Это корпоративное исцеление. Поэт 17 века Джон Донн уловил это понятие:

Человек — это не остров, который сам по себе; каждый человек — это часть континента, часть главного; если в море смывается глыба земли, Европа становится меньше; так же как если бы мыс был смыт, так же как поместье твоих друзей или твое собственное исчезло; любая человеческая смерть берет частичку от меня самого, потому что я принадлежу человечеству. Поэтому никогда не посылай узнавать, по ком звонит похоронный колокол, — он звонит по тебе («Devotions», XVII).

Чуть-чуть не хватило Донну, чтобы сказать: "Любой человеческий грех берет час¬тичку от меня самого, потому что я принадлежу человечеству. Поэтому никогда не посылай узнавать, кто распял Христа; это был ты".

Эта сплоченность человечества может быть проиллюстрирована примером из жиз¬ни львов. Немногие львы в Африке стали людоедами, но большая часть никогда не нападала на людей. Означает ли это, что некоторые львы хорошие, а другие плохие? Нет разницы в характере львов. Попав в особые обстоятельства, любой голодный лев станет людоедом.

Говорит ли Иисус в Своем послании к Лаодикии, что наша гордость, наша слепота, наша духовная нищета, наше несчастное и жалкое духовное состояние являются кор¬поративными? Разделяем ли мы общую духовную болезнь, подобно лихорадке в теле или натуре львов, — что-то распространившееся повсюду и пропитавшее все целое? Еврейское мышление говорит "да".

Библейское понятие "Адам"

Авторы Библии понимали, что все человечество находится в одном корпоративном человеке — в падшем "Адаме". "В Адаме все умирают" (1 Коринфянам 15:22). Великолепный пример находится в Послании к евреям. Павел сказал, что Левий заплатил "десятину в Аврааме. Ибо он был еще в чреслах отца, когда Мелхиседек встретил его". У Авраама еще не было даже ни одного сына (Евреям 7:9, 10, KJV). Даниил просит проще¬ния за грехи "отцов наших", говоря: "Мы не слушали гласа Господа Бога нашего", хотя он сам был послушен (Дан. 9:8-11).

Грех человека является личным, но он одновременно и корпоративный грех, ибо "все одинаково согрешили" и "весь мир становится виновен пред Богом" (Рим. 3:23, NEB; 3:19, KJV). Действительная вина Адама была в распятии Христа, несмотря на то, что его первоначальный грех был совершен за 4 000 лет до этого; ни один из нас "в Адаме" даже сейчас не является исключением. Что есть суть нашей человеческой при¬роды? Ответ на это огорчает — мы по природе находимся во вражде с Богом и ожида¬ем только подходящих обстоятельств проявить ее. Несколько человек наглядно пока¬зали это нам через распятие Сына Божьего. В них мы видим себя.

Первоначальный грех первой пары был желудем, который вырос в дуб Голгофы. Всякий грех, который мы сегодня совершаем, это другой желудь, которому необходи¬мо лишь время и случай, чтобы стать таким же дубом, ибо "плотские помышления суть вражда против Бога", и убийство всегда содержится во вражде, потому что "всякий, ненавидящий брата своего, есть убийца" (Рим. 8:7; 1 Ин. 3:15, KJV).

Грех, который другой человек совершает, я мог бы совершить, если бы Христос не спас меня от этого. Праведность Христа не может быть просто дополнением к моим добрым делам, небольшим толчком для моего поднятия на вершину. Моя праведность или полностью Его, или это ничто. "Не живет во мне... ничего доброго" (Рим. 7:18, англ. пер.) Если во мне нет "ничего доброго", так как я являюсь частью корпоратив¬ного тела Адама, все злое могло бы во мне пребывать. Никто другой по существу, по природе, по внутреннему состоянию нисколько не хуже, чем я — в отдельности от моего Спасителя. О, как же это задевает нас и причиняет нам боль, когда мы начинаем ясно, в деталях понимать это!

До тех пор, пока мы не сможем видеть грех кого-то другого как свой грех, мы не сможем научиться любить его, как Христос любит нас. Это потому, что в любви к нам Он взял наш грех на Себя. Когда Иисус умер на кресте, мы умерли с Ним — умерли в принципе. Для нас также любовь состоит в том, чтобы ясно понять корпоративную тождественность. "Но будьте друг ко другу добры... как и Бог во Христе простил вас" (Ефесянам 4:32). Павел молится за нас не для того, чтобы мы могли "совершать" больше дел, но чтобы мы могли видеть, или нечто "уразуметь" — величину, масштабы этой любви (Ефесянам 3:14-21).

Реальность, которую Священное Писание постоянно представляет нашему созна¬нию, состоит в том, что мы нуждаемся на 100% в одежде вмененной праведности Христа. Те, кто распяли Христа 2000 лет тому назад, действовали как наши замести¬тели. Лютер мудро сказал, что все мы сделаны из одного теста.

Другая сторона монеты

Хотя это кажется плохой вестью, здесь содержится также добрая весть: Христос простил Своих убийц (Лука 23:34), и это означает, что Он также простил нас. Даже со¬грешившие Адам и Ева в Едеме были прощены. Но вы и я можем никогда не испытать это прощение, если мы не "видим" грех, который сделал его необходимым. Так как Бог обещал им, что "в день, в который ты вкусишь" от запрещенного дерева, "смертию умрешь" (непременно умрешь — в англ. пер. Быт. 2:17), они умерли бы в тот самый день, если бы Агнец не был заклан за них "от создания мира" (Откровение 13:8).

Вина, что по выражению Павла в послании к Римлянам нависла над "всем миром" содержится "в Адаме", и закон свидетельствует об этом. "Преступления" всего мира были вменены Христу, когда Он умер на кресте как второй или "последний Адам" (2 Коринфянам 5:19). Это означает, что все "осуждение", которое первый Адам принес в мир, было аннулировано вторым Адамом посредством Его жертвы. (Рим. 5:16-18).

Рассмотрим еврейский народ. Те, кто распяли Христа, просили, чтобы "кровь Его была на нас и на детях наших" (Матфей 27:25). Это не означает, что каждый отдельный еврей лично более виновен, чем люди, являющиеся язычниками. Они возлагали от¬ветственность за пролитую кровь на своих детей в национальном смысле. Это корпо¬ративная вина евреев. Но в действительности мы не лучше, чем они. Без особого по¬каяния мы разделяем то же самое участие в распятии Христа.

Эта молитва Христа за Своих врагов охватывала весь мир. Она относилась к каждому греш¬нику, в какое бы время он ни жил — от начала мира до конца времен. На всех лежит вина за распятие Сына Божьего. Прощение свободно предлагается для всех («Желание веков», стр. 745).

Давайте помнить, что мы все еще находимся в мире, где Иисус, Сын Божий, был отвергнут и распят, где все еще остается вина за презрение Христа и за выбор разбойника вместо незапят¬нанного Агнца. Если мы лично не раскаиваемся перед Богом за нарушение Его закона и не проявляем веру в нашего Господа Иисуса Христа, Которого мир отверг, мы будем находиться под полным осуждением за выбор Вараввы вместо Христа. Сегодня весь мир виновен в пред¬намеренном отвержении и убийстве Сына Божьего... Все классы и слои общества, в которых открывается тот же дух зависти, ненависти, предрассудков и неверия, проявляемый теми, кто предал смерти Сына Божьего, сделали бы то же самое, если бы была предоставлена возмож¬ность, как сделали евреи и народ во времена Христа. Они были бы участниками того же духа, который требовал смерти Сына Божьего («Свидетельства для служителей», стр. 38).

Это корпоративная вина мира. Обратите внимание, что никто не несет осуждение, если он не повторяет грех в момент "предоставленной возможности". Но "если мы лично не раскаиваемся", мы разделяем корпоративную вину, которая заключается "в Адаме".

Наша особая причастность к корпоративной виновности

Как адвентисты седьмого дня мы разделяем другой пример корпоративной вины особым образом в особом грехе. Вопрос не в том, что мы лично виновны, но в том, что мы являемся духовными "детьми" своих предков, которые в известном смысле повторили грех древних евреев. Эта корпоративная вина служит причиной задержки позднего дождя так же несомненно, как нераскаянность евреев удерживала благосло¬вения служения Мессии. "Мы" отвергли "самую драгоценную весть", которую Гос¬подь послал нам и которая особым образом представляла Его. Наши предки действи¬тельно сказали нечто похожее на то, что сказали древние евреи: "Ответственность за промедление пришествия Господа лежит на нас и на наших детях!" В действительно¬сти Елена Уайт сказала, что "мы" поступили хуже, чем евреи, ибо "мы" имели гораздо больший свет, нежели они. Реальность этого обвинения вызывает тревогу:

Свету, который должен осветить всю землю светом своей славы, было оказано сопротивле¬ние, и в большей степени он был сокрыт от мира действием наших собственных братьев («Материалы 1888 года», стр. 1575).

Те люди, чьи сердца должны были быть открыты для того, чтобы принять небесных вестни¬ков, были закрыты к их увещеваниям. Они высмеивали, передразнивали Божьих слуг, которые несли им послание милости с небес... Неужели эти люди не боятся, что могут совершить грех богохульства? (там же, стр. 1642).

Люди, заявляющие о своем благочестии, презрели Христа в лице Его вестников. Подобно евреям, они отвергают Божью весть (там же, стр. 1651).

Вы возненавидели вестников, посланных с небес. Проявленное вами предубеждение против Христа носит тот же характер и более оскорбительно для Бога, чем то, что проявил еврейский народ... Вы и все, подобные вам, имели достаточное доказательство, и все же отвергли благо¬словение Божье, были настойчивы в отвержении, потому что вы вначале не желали принять его (там же, стр. 1656).

Мы можем заявлять, что мы не повторяем этот грех своих предков; но что означает постоянная попытка подавлять, сдерживать подлинную весть 1888 года и скрывать ее от народа?

Древние евреи продолжили идти в своем направлении до тех пор, пока "не было спасения" за их нераскаянность. Гнев Господа, наконец, сошел ни них (2 Пар. 36:16). Тогда началась трагическая история жестоких мировых империй Вавилона, Мидо-Персии, Греции и Рима. В известном смысле вина древнего Израиля стала причиной возникновения этих империй. Неописуемая скорбь наполнила мир из-за нераскаянности народа Божьего.1

Не уверовавшие евреи до сих пор собираются у Стены Плача в древнем Иерусалиме, чтобы молить Бога послать им долгожданного Мессию. Но лучше для них было бы покаяться в отвержении Христа, когда Он пришел 2000 лет тому назад и восстановить евангельскую весть, которую они тогда потеряли. Мы молимся, чтобы Господь послал нам дар позднего дождя для того, чтобы заключительная весть могла осветить землю славой. В урочнике последней субботней школы было написано:

На сессии Генеральной Конференции 1990 года сотни людей посвятили себя ежедневной молитве об излитии Святого Духа в раннем и позднем дожде. С тех пор тысячи людей по всему миру молятся каждый день об этом особом благословении Господа. Такая молитва, несомнен¬но, приведет к изменению сердец, духовному обновлению церквей и достигнет тех, кто не верит. Кроме того, в ответ на эту объединенную молитву Господь обещает даровать величай¬шее излитие Духа в истории человечества, поздний дождь, предсказанный Иоилем и Петром («Комментарий для учителей», 9 марта 1992 года).

Молиться об излитии позднего дождя — это хорошо. Но, быть может, мы нечто упускаем? Мы искренне и серьезно молимся об этом в течение ста лет, как евреи мо¬лятся о пришествии своего Мессии в течение тысяч лет. Может, было бы лучшим для нас покаяться в отвержении "начала" того самого благословения, которое Господь послал нам столетие тому назад и продемонстрировать, доказать наше покаяние по¬средством восстановления послания, которое мы потеряли.

Может ли быть вопрос более важный, чем призыв нашего Господа покаяться? Не продолжается ли духовная засуха десятилетие за десятилетием по той причине, что Его призыв серьезно не принимается во внимание? Если Господь призывает к покая¬нию, должен быть какой-то способ, которым мы можем ответить.

___________________________

 

1 Бог сказал Аврааму: "В тебе благословятся вес племена земные" (Быт. 12:3). Израиль должен был быть величайшим народом на земле (Исход 19:5, 6), "светом миру" (Матфей 5:14). Если бы они сохранили веру своего отца Авраама и раскаялись, Израиль оставался бы величайшим и наиболее могущественным народом на земле. Четыре жестоких и деспотичных империи заполнили вакуум в истории, образовавшийся в результате неудачи и несостоятельности Израиля.