Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 19 апреля 2024
Главная Весть 1888 года КОРПОРАТИВНОЕ ПОКАЯНИЕ Мольба Верного Свидетеля Роберт Виланд 11. Практическая проблема: как многомиллионная церковь может покаяться?
11. Практическая проблема: как многомиллионная церковь может покаяться? PDF Печать E-mail

Согласуется ли работа нашей сложной машины с работой Святого Духа? Возрастая и расширяясь, должны ли мы постепенно отдаляться от Христа? На этот вопрос должен быть ответ.

 

Как может многочисленная организованная церковь покаяться? Должно ли тело стать духовно более разобщенным и разделенным, подобно расчлененному телу, чьи судо¬роги и конвульсии не контролируются головой? Существенная особенность покаяния остается той же во все времена и во всех обстоятельствах. Раскаиваются люди, а не машины и не организации. Однако покаяние, требуемое от Лаодикии, является уни-кальным по обстоятельствам, по глубине и силе. Церковь — это не машина, и ее орга¬низация не является безликой силой. Церковь — это "тело", и ее организм делает ее жизнеспособной. Люди, составляющие это тело, могут раскаиваться как тело, потому что каждый член является одним целым с другим членом.

Как мы видели, слово "метаноиа" ("покаяние" по-гречески) буквально означает "бо¬лее лучшее понимание спустя некоторое время". Оно не может быть совершенным до тех пор, пока не завершится история, на протяжении которой испытывались челове¬ческие сердца. Лишь тогда, наконец, может быть понята вина, раскрывающаяся в ходе истории. До тех пор, пока существует некоторый день в будущем, в течение которого можно далее размышлять над значением нашего сегодняшнего понимания, или до тех, пор пока грехи других могут все еще раскрывать нам нашу собственную более глубо¬кую виновность, наше покаяние должно оставаться в такой же степени несовершен¬ным.

Но оно будет возрастать, ибо "при каждом последующем шаге в христианском опы¬те наше покаяние будет углубляться" («Наглядные уроки Христа», стр. 160). Первосвя¬щенник, Который очищает святилище, не отказался от Своей работы. Народ Господа может оказаться не в состоянии усвоить свои уроки, но Он будет приводить их обрат¬но к тем же самым позициям для того, чтобы испытывать их снова и снова до тех пор, пока они не одержат победу. Заключительное испытание, возможно, происходит те¬перь (см. Свидетельства, т. 4, стр. 214; т. 5, стр. 623).

Блестящее будущее Божьей работы

Прекрасный опыт содержится в плане грядущих событий, уникальных в истории. Мы часто упускаем это согревающее сердце пророчество Захарии, сосредоточенного на Христе пророка позднего дождя. Он говорит нам, что к церкви последних дней и ее руководству придет сердечный отклик на Голгофу, который полностью изменит цер¬ковь. Говоря через него о заключительных событиях. Господь открывает:

А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью дух благодати и умиления (молитвы — англ.), и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают о едино¬родном сыне... В тот день откроется источник дому Давидову и жителям Иерусалима для омытия греха и нечистоты (Захария 12:10-13:1).

Кого подразумевает "дом Давида"? Издревле это было правительство избранного народа Божьего. Захария обращается к руководству церкви последних дней, которое по-другому называется "ангел церкви" или "царь и вельможи его", используя тер¬минологию Ионы. Они являются иудеями, которых Даниил выделяет от "жителей Иерусалима" (Дан. 9:7). Дом Давида включает все уровни руководства в организо¬ванной церкви.

Кто такие "жители Иерусалима"? Иерусалим — это "город" потомков Авраама, организованное тело народа Божьего. Во дни Захарии это была столица особой груп¬пы людей, призванной представлять истинного Бога народам мира, — корпоративное избранное тело искренних верующих.

"Дух благодати и умиления" (молитвы — англ.) не будет излит на рассеянных от¬дельных потомков Авраама, но на жителей "города", видимого тела Божьего избран¬ного народа на земле. (Это означало, что в благословении не будут участвовать потом¬ки Авраама, избравшие место жительства вне "Иерусалима". После Вавилонского плена те иудеи, которые предпочли оставаться в народах, в которых они были рассеяны, отказываясь возвратиться в корпоративный, потомственный народ в Палестине, дей¬ствительно были потеряны в истории.)

Кажется ли невозможным, чтобы дух покаяния мог быть излит на руководство и на всемирную церковь, перегруженную организационными трудностями? Чем более слож¬ной эта церковь становится с ее множеством учреждений, тем большей является опас¬ность подавления ее огромным коллективным эго простых, прямых побуждений Свя¬того Духа. Каждый человек, понимающий происходящее, искушается мыслью, что его руки связаны — что он может сделать? Огромный организационный монолит, про¬питанный формализмом и тепловатостью, кажется, движется лишь черепашьим ша¬гом. Чем ближе мы подходим к концу времени и чем большей становится церковь, тем более сложным и отягченным стано¬вится ее движение и тем более слабой кажется надежда на этот опыт.

Однако давайте не упускать из вида, что говорит Библия. Нам нужно помнить, что задолго до того, как мы разрабатывали нашу сложную систему церковной организа¬ции, Господь создал бесконечно более сложную систему организации, и даже "дух... - был в колесах" (Иезекииль 1:20). Нашей проблемой не является сложность организации. Проблема заключается в коллективной любви к себе. И послание о кресте может поза-ботиться об этом!

Почему этот мир нуждается в народе Божьем

Этот мир нуждается в "Иерусалиме" как в "свидетельстве всем народам". Без него задача не может быть выполнена. История неудачи старого Иерусалима доказывает, что без "духа благодати и умиления" деноминационная организация неизбежно ста¬новится жесткой и начинает представлять в ложном свете свою возвышенную мис¬сию. Захария говорит, что верное видение Голгофы произведет покаяние "они воз¬зрят на Него, Которого они (а не иудеи и римляне прошлого тысячелетия) прон¬зили". Таким образом, видение креста обеспечит полное решение проблемы челове¬ческого "греха и нечистоты".

Что такое "нечистота"? Это должен быть тот более глубокий пласт неосознанной эгоистичной мотивации, который должен быть очищен в День Примирения, но кото¬рый полностью никогда не проявлялся ни в одном предыдущем поколении. Мотива¬ция страха перед адом вместе с обратной стороной той же монеты — надеждой на вечную награду — уступит место чистому побуждению любви Христа. Коллективная любовь к себе будет "распята со Христом".

Как действует этот "дух благодати и умиления"? Два особых элемента составляют этот замечательный опыт: а) "Дух благодати", высокая оценка креста, понимание Божьего характера любви, которое полностью опустошает и уничтожает самонадеян¬ность и гордыню человека; б) "дух умиления" (прошения, молитвы — англ. пер.), молитва, возносящаяся из сокрушенного, раскаивающегося сердца.

Имеется огромное различие в весьма важном качестве между этим "умилением" и обычными формальными молитвами. Люди немедленно заметят искренность такой молитвы, потому что она будет исходить от сердца, смиренного посредством корпора¬тивного покаяния. Когда молитва исходит из такого сердца, говорит Давид, тогда мы "научим беззаконных путям Твоим, и нечестивые к Тебе обратятся" (Псалом 50:15). Завоевание душ станет успешным.

Дух, наполняющий каждое собрание, будет признан. В тесной связи с пророчеством Захарии 10 главы мы находим другое пророчество, раскрывающее, какими будут ре¬зультаты такого деноминационного покаяния:

Народы со всего мира будут приходить на поклонение и вливаться в Иерусалим из многих иностранных городов, чтобы присутствовать на этих торжествах. Люди будут писать своим друзьям в других городах (деноминациях) и приглашать: "Пойдем в Иерусалим попросить Господа, чтобы Он благословил нас и был милостив к нам. Я собираюсь пойти! Пожалуйста, пойдем со мной. Давай пойдем прямо сейчас! (Захария 8:20, 21, «Живые пророчества», пересказ Кеннета Тейлора).

Крест и деноминационное покаяние

Кто-нибудь что-нибудь может сделать, чтобы приблизить этот день? Должны ли мы сойти в могилу и оставить его будущим поколениям?

Если мы откажемся от покаяния, которое Христос требует от нас, ответ должен быть "Да". Если мы держимся обыденной гордости и достоинства, ответ должен быть "Да". Если мы разрешаем продолжаться прошлым негативным примерам реакции руковод¬ства, ответ должен быть "Да". Ответ может быть и будет "Нет", когда личная и коллек¬тивная любовь к себе распята со Христом. Только тогда кто-то будет иметь мужество свидетельствовать истину в посвященном противостоянии неосвященному группово¬му мышлению.

Ответом на вопрос "Как?" является весть о кресте. "Они воззрят на Него, Которо¬го пронзили", — говорит Господь. Здесь собрано в фокус полное осознание корпора¬тивной вины; и дарованный "Дух" может последовать только за полным, искренним покаянием тела. Весь грех человечества сосредотачивается в убийстве Сына Божьего. До тех пор, пока это не осознается, надменные сердца не желают "Духа благодати и умиления", и поэтому он не может быть получен. Тогда мы останемся довольными, гордо шествуя на арене Вселенной, не зная своего истинного жалкого состояния. Познание полной истины приносит печаль о грехе, не эгоцентричный страх наказания, но христоцентричное сопереживание Ему в Его страданиях и искреннюю заинтересо¬ванность в Его оправдании.

Это перемещение интереса от себя ко Христу будет полным и всеобъемлющим. Это никогда полностью не было осуществлено со дней апостолов. "Они будут рыдать о Нем, как рыдают о единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце" (Захария 12:10). Большинство из нас никогда не знали этого особого вида печали, и не¬смотря на это мы по милости Божьей сможем высоко оценить ее. Мы воскликнем: "Из глубины взываю к Тебе, Господи!" (Псалом 129:1). Лишь один Святой Дух может совершить это необыкновенное явление — перемещение нашего круга интересов от заботы о нашем собственном спасении к такому интересу ко Христу.

Наша естественная озабоченность своей личной безопасностью зачастую пропиты¬вает наш духовный опыт в наших гимнах, наших молитвах, наших проповедях. Если бы не было силы Святого Духа для совершения чуда этой перемены, мы могли бы приблизительно подсчитать, что для такого изменения в человеческой природе пона¬добились бы десятилетия, а может быть даже столетия. Тем не менее, "дело реши¬тельное" (быстрое — англ.) возможно, и его совершение обещано (Рим. 9:28). Если коммунизм в восточной Европе мог так внезапно разрушиться, несомненно, неверие Лаодикии может исчезнуть за короткое время.

Последняя церковь состоит из людей, рожденных, подобно всем остальным в исто¬рии человечества, с "плотскими помышлениями", с врожденным духовно не преоб¬разованным сердцем грешника. Но откровение истины произведет для них преобразо¬вание разума. Чем в более совершенной мере воспринимается ум Христа, тем более глубоким становится их понимание покаяния. Преобразованный, просвещенный ра¬зум рассматривает грех без иллюзий. Лаодикия, наконец, открывает свои глаза.

Это добрые вести

И все же это покаяние является противоположностью отчаяния или уныния. Когда мы сможем рассматривать наше греховное состояние с покаянием, рожденным "более лучшим пониманием, пришедшим с течением времени", мы сможем поистине пони¬мать "добрые вести" в нем. Те, кто опасаются покаяния, как бы оно не вызвало подав¬ленное настроение или уныние, неправильно понимают ум Христа и закрывают свои сердца для исцеляющей силы Святого Духа. Веселье мира носит поверхностный ха¬рактер и при испытании быстро оборачивается в отчаяние. "Не так, как мир дает", — это радость Христа, которая находится в гармонии с тем, что Он — Муж скорбей и изведавший болезни (см. Иоанн 14:27; Исаия 53:3). В то время как церковь остатка несет служение в условиях катастрофической деградации человеческой жизни, что является отличительным признаком последних дней, эта глубокая неисчерпаемая радость Гос¬пода будет происходить от практического раскаяния. Более близкое хождение с "му¬жем скорбей" даст возможность народу Божьему помочь бездомным и голодающим, тем, кто умирает от СПИДа и тем, кто плачет над своим разрушенным домом.

Покаяние для одной личности — это "более лучшее понимание спустя некоторое время", изменение разума, которое рассматривает личный характер и историю в свете Голгофы. То, что ранее не осознавалось в жизни, становится известным. Глубоко рас¬положенная эгоистичность души, испорченность мотивов — все становится видимым в свете, проистекающим от креста.

Покаяние для тела церкви — это то же самое "более лучшее понимание спустя не¬которое время", но оно рассматривает деноминационную историю с перспективы Гол¬гофы. То, что ранее не было осознано на протяжении истории, становится известным. События и обстоятельства, которые некогда были непостижимыми, теперь предстают в своем более значительном, более точном смысле. День Пятидесятницы навсегда определил эту славную реальность покаяния.

Секрет успеха апостолов

Секрет успеха ранней церкви заключался в понимании того, что "вы распяли Хрис¬та", вслед за которым естественным образом следовало истинное покаяние. Христос распятый стал центральным воззванием всего служения апостолов. Книга Деяния апо¬столов никогда не была бы написана, если бы члены первоапостольской церкви не поняли своей вовлеченности через радостный опыт соответствующего покаяния.

С 10-й главы книги Деяний и далее мы читаем о том, как кроме иудеев и другие принимали участие в том же опыте. Апостолы изумлялись тому, что язычники долж¬ны испытать тот же глубокий отклик на крест, который испытали уверовавшие иудеи, и таким образом получить дар Святого Духа (Деяния 10:44-47). Святой Дух послал ис¬тину, проникающую более глубоко, чем апостолы ожидали. Их раскаивающиеся слу¬шатели отождествили себя с иудеями и признали, что они разделяют вину. Другими словами, язычники испытали корпоративное покаяние.

Ничто в Писании не указывает на то, что полное принятие Святого Духа в после¬дние дни будет каким-либо образом отличаться от опыта дня Пятидесятницы.