Свобода во Христе - христианский проект

Субота, 23 октября 2021
ЛОГИКА ЛЮБВИ PDF Печать Email

 

Достойно любят тебя

Песнь песней 1.3

Мотивы любви являются в большинстве случаев мерилом ее роста. Зрелый верующий любит своего Господа из более высоких побуждений, нежели человек необращенный. Не то, чтобы его любовь была искреннее и серьезнее, но она более устойчива и постоянна, гак как духовный опыт выработал больше причин для того, чтобы привязать душу к Господу. Всякая искренняя любовь к Искупителю заслуживает благоволение Его и вместе с тем служит для нас непреложным доказательством нашей безопасности в Нем

Мы далеки от желания обесценивать искреннюю любовь у недавно обращенных или сомневаться в ее горячности, хотя мы и отдаем предпочтение более разумной и менее заинтересованной привязанности к Господу тех христиан, которые умудрены опытом. Пусть никто не сомневается в правильности своей веры на том основании, что он не может взойти на все высоты ее, или не способен еще постичь всей глубины этой превосходящей разумение любви Любовь грудного младенца к матери так же дорога ей, как и привязанность взрослого сына.

Прелесть веры, надежды и любви зависит более от их искренности, нежели от их силы, менее от степени их сознательности, нежели от их деятельного проявления.

Но, конечно, возрастание в благодати обнаруживается и в христианской любви так же, как и во всяком плоде Духа; и мы полагаем, что рост ее до некоторой степени определяется мотивами, ею руководящими, совершенно так же, как мы судим о приближении ливня по положению тучи, из которой он прольется.

Полезно углубиться в мотивы, руководящие нашей любовью. Мы не можем надеяться исчерпать вполне всю глубину этого вопроса: на это не хватит нам ни времени, ни сил. По этому поводу уместно вспомнить заметку Оуэна: "Мотивы, заставляющие нас любить Христа, так велики, так многочисленны, что перечислить их все - невозможно; нельзя их также выразить в краткой речи, так что приходится ограничиться только упоминанием некоторых из них".

Приступая к перечислению различных степеней духовного роста, мы молим Духа Святого руководить размышлениями нашими, даруя нам мудрость и благодать свыше. Начинаем это дело в полном сознании зависимости от Его помощи и рассчитываем, что Он шаг за шагом будет руководить нами. Мы начнем с "Альфы" любви, с первого спелого плода нашей признательности Господу.

I. Любовь благодарная. Мы любим Его, "потому что Он прежде возлюбил нас" (1 Ин. 4:19). Вот исходная точка поприща любви Это - начало того ручья, который обратится затем в реку; это - факел, зажигающий целый столб пламенного благочестия. Освобожденный дух любит Спасителя за дарованную ему свободу; он вникает в страдания, которыми был куплен бесценный дар, и прославляет истекающего кровью Страдальца за муки, Им так самоотверженно перенесенные. Господь Иисус является Благодетелем нашим, и получаемые нами из рук Его дары заставляют нас отдать Ему сердце.

Принимая все те истины, которые заключаются в Евангелии, мы благословляем имя Искупителя нашего за благодать, явленную в избрании нашем к жизни вечной, за бесконечную благость, призвавшую нас в Царство Его, и за прощение и оправдание посредством Крови и крестных страданий Его, и за навсегда нам обеспеченную безопасность благодаря непрерывному общению нашему с Богочеловеком.

Всего этого, конечно, более чем достаточно, чтобы возникла беззаветная любовь к Нему в душе человека; даже если бы душа никогда не выходила из созерцания этих дивных даров благодати, не вдаваясь ни в какие исследования совершенства Христа, она все-таки находила бы всегда новые причины для того, чтобы гореть любовью к Нему. Горение наших огней всегда поддерживается небесным огнем, если только Дух Святой его постоянно раздувает. Этот мотив любви может принести много плодов и возбудить в нас ревностную любовь к Спасителю; он применим ко всем видам и целям небесной любви.

Но существуют мотивы еще гораздо более возвышенные. Сами по себе они выше, хотя редко более действительны. Любовь из благодарности есть лишь начало нашей любви: "Я люблю Господа, потому что Он услышал гол'ос мой и моление мое". Вначале привлекает нас больше милосердие Его к нам, нежели несравненное совершенство Его...

Дела Спасителя приводят нас вначале в восхищение не столько очевидным величием и совершенством их, сколько тем фактом, что мы имеем часть в благодеяниях Его. Сначала эта мысль нас всецело поглощает и захватывает наше внимание. Душа еще не дает себе полного отчета ни в свойствах личности Христа, ни в чудных подробностях служения Его: она знает Его только по расточаемым Им дарам и любит Его только за то, что Он дает человеку. Назовите эту любовь, пожалуй, эгоистичной, но не осуждайте ее. Ведь Спаситель не осудил женщину, которая Его всей душой возлюбила, потому что ей "было много прошено"; не отверг Он также и благодарности женщины, исполнившейся любовью к Нему за то, что Он изгнал из нее семь бесов... Ведь и сердце ребенка привязывается к матери из мотивов эгоистических, но кто же решится за это осудить его? Неблагородно было бы хотеть искоренить зародыш столь святого небесного чувства из-за скудости почвы, его возрастившей. Наша любовь к Богу далее выигрывает, если мы любим себя в границах должного, и любим себя мудро. Себялюбие становится греховным тогда, когда мы любим, как самих себя то, что не есть мы сами, когда мы любим нашу плоть и наши плотские интересы, или если мы любим себя не так, как подобает, любим больше, чем Бога, а Бога любим только ради самих себя. Но существует себялюбие и законное: это когда мы любим себя в Господе и для Господа. Это законное себялюбие приводит нас к любви ко Христу, к стремлению все более и более обогащаться Его благодатию, потому что мы чувствуем, что это сделает нашу душу счастливее, и жизнь нашу - полезнее. Это до некоторой степени желания земные, но нисколько не греховные; желания эти вполне святые.

Не требуется, чтобы основание здания было сложено непременно из полированного мрамора: надо только, чтобы камни, из которых основание это сделано, выполняли свое назначение, служа прочным фундаментом для более драгоценного материала, из которого сооружается весь дом. Если неблагодарность вообще есть преступление, то благодарность, наоборот, - добродетель, и не следует с пренебрежением относиться к проявлению ее.

Верующие, только что начинающие духовную жизнь, сомневаются в своем благочестии, обвиняя себя в том, что они чувствуют слишком мало бескорыстной любви к Господу Иисусу. Пусть они помнят, что этот высокий и чудный дар является лишь одним из плодов благословенного небесами христианскою опыта.

"Любите ли вы Христа?" - вопрос важный и, если ответ на него вы дадите утвердительный, он сразу определяет ваше духовное состояние, даже если на следующий вопрос: "Почему вы Его любите?" - вы сможете ответить только одно: "Я люблю Его, потому что Он прежде возлюбил меня". Даже и к высшему проявлению небесной жизни всегда будет примешиваться много сердечной благодарности к Божественному нашему Учителю: не переставая Его любить за Его милости, мы начинаем Его любить за Его личные драгоценные качества и, если мы отдаем себе отчет в поразительном величии Того, Кто сделался Искупителем нашим, то это только увеличивает Нашу благодарность к Нему: Он снизошел до таких ничтожных созданий, как мы!

Таким образом, оказывается много общего между "зрелыми колосьями" и нежной "былинкой", ибо все они живут благодаря тому же самому солнечному свету. Даже предстоящие пред престолом святые не менее благоговейно славословят своего прославленного Царя, из того же мотива, который многие склонны считать эгоистичным и недуховным. Они поют: "Достоин Ты... ибо Ты был заклан, и Кровию Своею искупил нас Богу"... И кто же будет отрицать, что милосердию, высшей благости, явленным в их собственном спасении, отведено в их чувстве к Нему главное место?

О, новорожденная робкая душа! Если ты еще не успела всмотреться в бесподобной красоты Лик Возлюбленного, если ты еще не в состоянии проникнуться чувством восторга при сознании величия Его дел и дивных свойств Его личности, наслаждайся вполне осуществлением Его благости и ценности пролитой Им Крови. Это уже сделалось достоянием твоим, залогом твоего богатства в Нем; люби Его за это, и в свое время Он явит тебе новые чудеса, новую славу, так что ты будешь в состоянии воскликнуть: "Вот, мне и в половину не сказано!"... (3 Цар. 10:7).

Пусть ты еще не видел небесного сияния Фавора и не слыхал торжественных слов, звучащих на горе Елеонской, но уже Голгофа и Гефсимания покажут тебе, какая драгоценность для тебя - Спаситель твой. Оставайся внизу, если ты не можешь еще взойти наверх, потому что ведь и "нижняя комната" находится в том же самом "доме Его", и столы в этой комнате накрыты так же.

Старайся заглянуть в сердце Искупителя твоего, дабы утвердилась более тесная связь души твоей с Ним. Помни, что сердце Господа нашего Иисуса исполнено такою невыразимою любовью к народу Своему, что ничто не может сравниться с нею. Ни муж, ни жена, ни нежнейшая мать не могут соперничать с Ним в любви, потому что "любовь Его превыше любви женской" Ничто не может так помочь тебе убедиться в духовной красоте, в несказанном величии Иисуса Христа, как верная оценка Его любви к тебе; размышление о ней наполнит твою душу безграничной любовью к Нему. Хотя, по замечанию одного мыслителя, "много говорится о любви Христовой, но, в сущности, лишь мало людей действительно знают, как Христос любит человека, и мало кто верит этой любви". "Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божи-ими" (1 Ин. 3:1). Если в этом незнании кроется причина, почему лишь немногие любят Его, почему так многие любят людей наравне с Ним, то из этого можно заключить, что уверенность в беспредельности Его любви к нам и ожидание от Него всякого блага имеет великую притягательную силу для привлечения к Нему грешников".

Поэтому изучай любовь Его и зажигай ею любовь свою: помни, что любовь Господа Иисуса к тебе обошлась Ему дорого, и что ты пользуешься ею не по заслугам своим.

Здесь будет уместно заметить, что любовь возбуждается тоже и сознанием того факта, что Христос - удел наш, собственность наша "Боже! Ты Бог мой, Тебя от ранней зари ищу я" (Пс. 62:2), - слова эти вырываются из сердца, когда мы узнаем, что Христос нам принадлежит. Это Христос наш, праведность Его вменена нам, принесенная Им жертва - искупление наше. Сознание это заставляет нас прежде всего пламенно любить Его. Как Бога мы должны бы были Его любить- но как Бога "нашего" - мы Его уже любим. "Я не могу любить Христа, Который принадлежит другим, - говорит скорбная душа, - Он должен быть моим достоянием, иначе не установится общение мое с Ним".. Когда же душа действительно проникается сознанием этой любви нашей к Нему, она восклицает. "Господь мой и Бог мой! Ты - мой, и я - Твоя". Несмотря на все присущие смертному скорби, стоит быть человеком, если нам дана эта радость сознания полной принадлежности нам Господа Иисуса, если мы можем воздать Ему за это любовью!

Прислушайтесь к тому, что из глубины сердца говорит верующий: ""Возлюбленный мой принадлежит мне, а я Ему". Драгоценный акт налицо, и факт этот для меня несомненен Кто лишит меня этого сокровища, если Сам Бог ввел меня во владения и считает меня законным наследником? Сам Господь мой уверил меня, что Он мой, и повелел мне называть Отца Своего Отцом моим. Я не сомневаюсь, что вся Святая Троица - удел мой. "Буду Богом твоим" - вот на чем основывается моя уверенность в этом. О, душа моя, воспрянь и вступи во владение наследием твоим, прими благословения, и попробуй исчислить богатство твое! Войди в покой твой и свидетельствуй о том, как милостиво Господь поступил с тобой. Я буду славить Тебя, Бог мой; Царь мой, Тебе вручаю душу мою. О, слава моя, Тобою будет хвалиться душа моя всякий день; скала моя, на Тебя возлагаю я всю надежду мою. Посох, опора моей жизни и сила сердца моего, жизнь моей радости и радость моей жизни! Я укроюсь в тени крыл Твоих и буду славить Тебя, воспою песнь любви о Возлюбленном моем".

Чудные эти духовные переживания и блажен тот, кому дано их испытать!

Весьма важно для нас - быть верными призванию нашему; это способствует вместе с другими причинами усилению любви к Господу в душе нашей.

II. Любовь, которую ощущаем мы при сознании совершенства выполнения дела Искупителя, близка по своему характеру к любви, которая вызывается в нас чувством благодарности. Возлюбив Его за дарованное ему спасение, верующий измеряет всю тяжесть перенесенных его Освободителем трудов и убеждается в такой красоте и гармонии их, что любит Его теперь с новой силой, размышляя обо всем этом.

Совершенством дышит все, чтобы ни взялся выполнить Господь для души нашей. Мы видим в Нем Царя нашего, и, познавая могущество, справедливость и благость, окружающий престол Его, будучи свидетелями Его победы над врагами Его, убеждаясь в силе Его заступничества за друзей, мы не можем не благоговеть пред Ним, не можем не воскликнуть: "Слава Тебе, Господь Всемогущий!"

Вникая в первосвященническое служение Христа, мы не можем не поражаться верностью Великого Первосвященника нашего, не прославлять всю действенность посредничества Его между нами и Отцом, все явления Его ходатайства за нас. Когда же Он является духовному нашему взору в одеянии пророка, как гармонирует оно с венцом царским и с первосвященническою диадемою, облекая Собою Того, Кто Сам - премудрость по существу Своему!

В какой славе является перед нами Искупитель наш с трояким этим характером Своего служения! Каждая особенность служения этого тесно связана с другими, но это не мешает им, каждой в отдельности, проявляться во всей полноте, в то же время не затмевая одна другую.

Славословия наши не прекратятся никогда, разве только бедность языка заставит нас умолкнуть, и мы не сумеем облечь наши мысли в подходящую форму выражения... Когда Дух Святой открывает душе все превосходство многообразных священнодействий Христовых, как загорается тогда любовью сердце человека! Мысль о том, что Христос оставил славу небес, дабы сделаться человеком, подвергся страданиям, дабы сделаться сострадательным другом человека, подчинился затем смерти для искупления его, - эта мысль не может не залить наше сердце любовью.

Очами веры увидев в Нем Искупителя своего, входящего с Кровью кропления во святилище и пригвоздившего к кресту Своему беззакония наши, невозможно нам не склониться перед Ним с благоговением и восхищением.

Кто может быть свидетелем торжества Князя мира и не рукоплескать Ему? Кто, убежденный в безмерных заслугах Его, может Его не превозносить?

Эта любовь созерцательного умиления никогда, конечно, не может быть первичным действием новорожденной любви, она есть отражение первичной мысли. Люди, спасенные от гибели Господом, прежде всего прославляют своего избавителя, а затем уже, отдав себе отчет в своей личной беспомощности и в то же время в человеческой самоотверженности, в сострадательном участии и в героической отваге их Освободителя от смерти, они оказывают Ему свою преданность за дело, Им выполненное с таким дивным самозабвением и с такой великой любовью. Даже помимо того, что сами они обрели безопасность, они и вообще не могли бы не прославлять добродетель, проявленную таким славным подвигом.

У нас, спасенных благодатью, довольно причин, чтобы вечно любить и прославлять Спасителя нашего за чудные свойства характера Его. Они так многообразны и все до такой степени ценны, что мы можем только созерцать и благоговеть пред Ним. Пастырь, несущий ягнят в объятиях Своих... Стенорушитель, сокрушающий медные двери неприятеля... Вождь, побеждающий всех врагов Своих... Брат, оказывающий участие в невзгодах... Тысячи других аллегорических представлений личности Господа Иисуса не могут не вызывать любви к Нему в душе всякого вдумчивого христианина. Нам следует стараться как можно больше познавать Христа, дабы иметь больше оснований любить Его. Размышления о жизни, о характере, свойствах и служении Господа Иисуса являются часто лучшим средством к обновлению нашей охладевающей любви. Чем отчетливее представляем мы себе Христа, тем полнее наше понятие о Нем, и чем богаче наш духовный опыт, нам Его обнаруживающий, тем сильнее, тем прочнее становится наша привязанность к Нему. Потому-то так ценно наше общение со

Христом, которое, в сущности, одно только и может дать нам возможность познать Его.

Заметим здесь, что читателю надо непременно дать себе отчет в этом новом виде любви своей ко Христу. Он должен помнить, что восторгаться нравственным обликом Иисуса Назарянина может ведь и невозрожденное сердце; поэтому, если этот духовный восторг не связан с любовью из благодарности, он не есть плод Духа; таким образом, этот (в некоторых отношениях) более высокий камень в здании вполне зависит от ниже его лежащего и не имеет без него никакой силы.

Одни уверяют, что они преклоняются пред Пророком Назаретским, но не признают Его Сыном Божиим; другие восхищаются Его Божественным и человеческим естеством, но не верят в Него как в Искупителя своего; большее же число людей считают Его примером совершенства, но не придают значения Им принесенной безмерно драгоценной жертве. Любовь ко Христу за одну какую-либо черту Его не есть плод Духа Святого, научающего нас верить во Христа всесторонне и любить все, Им совершенное и Им совершаемое.

Многие люди выдумывают себе "своего" Христа и утверждают, что Его любят; но "избранниками" Божиими будем мы только тогда, когда МЫ чтим Помазанника Его, а не придуманного нами Христа.

Итак, старайтесь познать Господа, дабы быть всею душою соединенными с Ним любовью...

А теперь, читатель мой, отложите на часок эту статью в сторону и проведите этот час в общении с Ним. Тогда вместе с одним выдающимся верующим вы скажете: "Оставаясь вблизи Тебя, благословенный Господь Иисус, я все более и более познаю Твою славу и преклоняюсь пред всяким обличением Твоим. Весь Твой духовный облик, все Твое служение, все твои свойства и отношения к нам, - все драгоценно для души моей. Ты - чудный Искупитель, прославленная Глава Церкви Твоей и народа Твоего; Ты - дивный Супруг, Брат, Друг, Пророк, Первосвященник и Царь на Сионе Своем... И когда я вижу Тебя во всех этих положениях, когда я могу Тебя познать и Тобою жить, когда называю Тебя своим во всех случаях жизни, тогда могу я от всей души сказать: ни с чем несравним Ты, Господи!"

Если вы не можете составить себе живого духовного представления о "Муже скорбей" и бесконечной сострадательной любви Его, просите Его открыться вам чрез посредство Духа Святого. Как только молитва ваша будет услышана, душа ваша будет напоена и насыщена "манною небесною".

III. Сочувствие Христу Иисусу в осуществлении Его великого плана также является мотивом и следствием любви нашей к Нему. Освященные Господом люди сердцем соединены воедино с Ним, так как теперь они преследуют одинаковые с Ним цели. Они вместе со Христом ищут славы Божией, стремятся к искоренению греха, к спасению душ; работают над распространением Царства Божия на земле... Хотя святые являются лишь рядовыми воинами Божией рати, Христос же - славным их Вождем, но все они служат в том же войске и, следовательно, все одинаково стремятся к победе. Это содействует умножению любви, потому что нельзя трудиться с тем и для того, кого уважаешь, и не чувствовать при этом все большей и большей связи с ним. Мы любим Господа Иисуса, подвигаясь вперед в духовной жизни, всею душою сочувствуя великой цели Его воплощения. Мы мечтаем, чтобы наши братья обратились от тьмы к свету, и любили Христа, как Солнце Правды, которое одно лишь может просветить их. Мы ненавидим грех, и радуемся тому, что Христос силен снять его. Мы стремимся к жизни святой и блаженной и приветствуем во Христе Грядущего владыку всего мира, с пришествием Которого начнется "тысячелетие"... Чем искреннее становится наше желание, чем сильнее будут наши старания содействовать прославлению Бога и спасению человека, тем более усиливается и наша любовь к Господу Иисусу. Беспечные христиане обыкновенно равнодушны, "не холодны и не горячи" сердцем, и этим объясняется медленность их духовного роста. Но когда сердце вполне поглощено великим делом Божиим, оно пламенеет любовью Великого Сына Божия, Который Сам был служителем, выполняя это же самое дело.

Если я сочувствую умирающему страдальцу, если скорби человеческие возбуждают во мне жалость, если я молюсь о спасении людей и вместе с тем стараюсь быть орудием этого спасения, тогда я, несомненно, буду чтить и любить Друга грешников, Спасителя погибающих... Я глубоко подавлен сознанием величия Божия, и все мое существо рвется явить Его славу и возвеличить имя Его; в таком случае, несомненно, буду я льнуть к Тому, Кто прославил Отца Своего, и в Ком проявляются все присущие Божеству свойства.

Мы знаем, что общность цели бывает способна соединить множество людей в одно целое, живущее одним сердцем и дружно действующее в одном направлении; понятно поэтому, что необходимые стремления, воодушевляющие как самих искупленных, так и Спасителя их, представляют из себя ту силу, которая крепко их соединяет.

Надеясь, что истину эту докажем мы ежедневным поведением нашим, я перехожу к следующей части наших размышлений.

IV. Опыт. Испытанные нами любовь, нежность и верность Господа нашего Иисуса Христа влекут сердца наши к Нему. Одна уже мысль о любви Его к нам может воспламенить наши сердца любовью к Нему; но если любовь эту познаем мы на опыте, тогда еще горячее будет наше чувство любви к Нему.

Во всех испытаниях наших Он был тут, с нами, подкрепляя нас и утешая, сочувствуя всякому нашему вздоху и встречая взором сострадания всякую слезу нашу... Как нам не любить Его за это? Он был Другом нашим в день бедствия, так "щедро восполняя все наши нужды по богатству Своему", что мы не имели нужды ни в чем. Разве можем мы забыть это неусыпное попечение о нас? Он являл помощь Свою во всякой трудности, давая нам потребную силу; Он уравнивал горы перед нами и наполнял долины; неровные места Он делал гладкими и прямыми делал пути кривые... Как не любить Его за все это? Во всех наших сомнениях Он направлял нас на путь мудрости, и вел нас по стезям знания. Он не допускал, чтобы мы совращались с путей Его; чрез неведомую пустыню вел Он нас путем, Им Самим проложенным... Можем ли мы не прославлять Его? Он отражал врагов наших, покровом Своим охранял голову нашу в час битвы, сокрушал силу притеснителя и делал нас победителями над злом". Возможно ли забыть подобные благодеяния? Когда грехи нарушили душевный мир наш, пятнали наши ризы спасения и навлекали на нас много скорбей, Он восставлял души наши, направлял нас на путь правды "ради имени Своего". Не должна ли душа наша и "внутренность" - все существо наше благословлять святое имя Его? Он был так же верен, как верно и слово Его; ни одно из обетовании Его не было нарушено: все исполнилось! Ни в одном затруднении не покидал Он нас; никогда не был Он неприветливым, невнимательным, бессильным удовлетворить нужды наши. Сильнейшие удары Его правосудия были так же исполнены любви, как и самые мягкие объятия Его снисходительной нежности. Мы не можем - не дерзаем - найти хотя бы малейшую ошибку в Его действиях. Все соделал Он прекрасно! Со стороны Его не было ни одного упущения. Любовь Его не может подвергнуться ни малейшему сомнению. Это именно - любовь, "изгоняющая всякий страх". Сердце отдыхает, анализируя ее; одно воспоминание о ней, как миро разлитое! Углубление в нее, познание ее на опыте - несказанно утешительно.

В каком бы положении мы в данную минуту ни находились, нам непременно встречаются трудности, свойственные именно только данному стечению обстоятельств; поэтому требуется, чтобы мы всегда стояли на прочном основании.

Если мы "стоим на горе", мы славим Его за то, что Он помог нам взойти на эту высоту, что Он сделал ноги наши легкими, как у оленя.

Если мы "в долине", мы славим Его тогда за то, что "жезл Его и посох Его - они успокаивают нас"... Больны ли мы? Мы любим частые Его посещения... Если мы пользуемся здоровьем, мы благословляем Его за милостивое ограждение нас от заболевания... Дома ли или на чужбине, на суше или на море, в пишете или в изобилии, Иисус, неизменный Друг наш, оказывает нам знаки милости Своей и привязывает сердца наши к Себе узами бесконечной благодарности.

Нельзя, однако, не отметить, что не все искупленные в одинаковой мере пользуются своим духовным опытом; в сущности, не один из нас не извлекает из опыта этого всей Пользы, которую бы мог получить. Опыт отдельного христианина представляет собою далеко не то, что опыт христианский вообще. Много времени у нас уходит на занятия АЛЯ души совершенно бесполезные, непроизводительные... Об успехе, которого достиг какой-либо путешественник, не следует судить по тем трудностям, которые ему пришлось перенести: успех этот определяется тем, насколько достигнута цель путешествия, и соответствуют ли трудности эти полученным результатам. Потому что действительно можно измучиться, идя быстро, безостановочно; но если тропа, по которой идешь, ведет не туда, куда следует, то мало будет пользы от всех трудов и усердия...

Когда мы преуспеваем в познании Господа, идя по путям, Им Самим нам указанным, мы имеем для себя обетования Божий, обеспечивающие нам приобретение знания; но если мы бежим по такому пути, который мы сами себе придумали, тогда не надо удивляться, что вместо света нас окружает тьма.

И несмотря на все это, Господь, милостиво извлекающий блага из всех ошибок детей Своих, сделал правилом жизни их тот факт, что они научаются опытом; я вполне уверен, что если бы мы не были учениками нерадивыми, то даже в опыте одного дня мы нашли бы тысячи причин, побуждающих нас любить Искупителя. Даже в продолжение самого, казалось бы, незначительного дня нашей жизни бывает множество случаев, когда можно увидеть нежную о нас заботу Господа; а в дни, почему-либо знаменательные, тем более изливаются на нас щедроты Его. Так что, если мы только будем внимательно вглядываться и вдумываться, мы заметим, что вся жизнь наша полна проявлений заботы Божией о нас. Милостей Его, в конце концов, окажется так много, что не сможем мы не почувствовать, как увеличивается любовь наша к Подателю этих милостей.

Блажен искупленный Господом, любовь которого к Нему с годами увеличилась, так что сердце его утверждено в любви, горит и пылает ею!

Доживший до седины и заслуживший общее уважение старец благотворно влияет на сердца окружающих, когда он свидетельствует о благости Господа Иисуса, верность Которого он установил в течение целого ряда лет, и Который среди скорбей и всяких испытаний неизменно посылал ему утешения свыше. Он любил Господа и в молодые годы свои, любил искренно; но тогда можно было принять эту любовь за случайное пламя, рискующее исчезнуть так же скоро, как оно зажглось; теперь же никто уже не решится сомневаться в искренности и прочности его любви к Богу, потому что любовь его горит равномерным огнем, как хорошо налаженный и вычищенный светильник.

Духовный опыт, приобретаемый силою Духа Святого, является ежедневным приобретением человека и умножает его любовь к Богу; тот, кому удалось уже скопить много этого сокровища, должен считать себя гораздо богаче, чем молодой новичок, у которого имеется его еще немного.

Да научит нас Господь собирать и бережно хранить драгоценные камни, рассыпанные у нас под ногами в виде ежедневных наших духовных переживаний!

Опытный верующий намного превосходит молодых своих братьев, если опыт его перешел уже в более глубокую, устойчивую и неизменную любовь ко Христу. Он пред "младенцем во Христе" то же самое, что дуб перед молодым деревцом: он крепче укоренен, тверже духом; духовный кругозор его более широк. Его любовь к Богу по сравнению с привязанностью к Богу новообращенного подобна глубокой мирно несущей свои воды реке перед скромно журчащим ручейком.

Это особенно можно сказать о седовласом старце, испытавшем на себе ярость бушевавших вокруг него житейских волн. Пройдя через много опасностей и искушений, он будет могучим свидетелем верности своего Господа; ибо всякое испытание, которое посылается человеку, доказывает непреложность обетовании Божиих и заставляет душу питаться этими обетованиями. Человек не ищет никакой другой опоры, кроме крепкой опоры Божиих обещаний и верности Его; никакой земной помощи человеку тогда не нужно: несравненная красота и сила Сына Человеческого открывается духу его, и обилие благодати Его ярко ощущается им.

Испытанные святые не могут не любить своего Искупителя; они любят Его не только за избавление от скорбей, но и за даруемые Им утешения, в то время, когда они несли свой тяжелый крест. Они были в своей жизни точилом, из которого должен был быть выжат сок винограда "долины Есхола"; маслина должна была дать драгоценный елей благих обетовании Божиих... Христос - пчелиный сот, но только лишь опыт может извлечь из него сладкие капли меда; Он смирна и алой, но огненные испытания должны вызвать благоухания их; Он душистый нард, но надо, чтобы крепкая рука скорби вдребезги разбила сосуд, содержащий приготовленное из этого нарда драгоценное миро...

Когда это совершится, когда духовным своим опытом познает Христа человек, тогда любовь к Нему в сердце его будет сильнее, нежели любовь "новорожденного" христианина. Престарелые святые так напитаны Духом Христовым, что речь их льется, как потоки с гор Ливанских, несказанно освежая всякого, кому они вешают о чудесах искупительной любви Христовой. Они удержались на якоре в злой час бури и непогоды; они испытали силу всеоружия Божия в день битвы; они поняли, что значит быть укрытыми под сенью "великой скалы" в полуденный жар, среди земли сухой... Поэтому они и говорят обо всем этом - говорят о Том, Кто для них "все во всем" с благоговением, с наслаждением; и нам, только что возложившим на себя свои воинские доспехи, отрадно слушать их, отрадно, несмотря на то, что все это еще мало доступно для нас в данную минуту.

И если мы хотим приобрести такие же сокровища духовного опыта, какие мы видим у них, если хотим достать со дна моря такие же драгоценные жемчужины, нам придется опуститься за ними на такую же глубину, на какую погружались в свое время эти сильные, опытные дети Божий.

Да просветит же нас тот Свет, Который исходит от Света Бога Отца, чтобы мы могли возрастать в любви Христовой и в решимости любить Христа по мере того, как мы приближаемся к небесному граду!

Сделаем теперь еще один шаг, тесно связанный с только-что пройденным нами путем.

V. Общение со Христом - вот еще что усиливает любовь нашу к Нему. Мы любим Его, потому что Его видели и вступили в общение с Ним. Как бы истинно и верно не было свидетельство другого лица относительно Спасителя, никогда не постигнем мы всей силы любви к Нему, пока не увидим Его своим собственным духовным оком или, лучше сказать, верою своею не убедимся в верности Его.

Личное общение с Господом Иисусом - вот еще великий мотив любви к Нему. Немыслимо жить в общении с Ним и не испытывать любви к Нему. Чем ближе мы к Нему, тем горячее наша любовь. Как на планетах температура тем выше, чем планета ближе к солнцу, так и тесное единение с Господом Иисусом усиливает степень любви нашей к Нему.

Мы надеемся в другом месте описать свою слабость общения с Христом; а потому ограничимся теперь лишь одним указанием: когда мы чувствуем, что Христос около нас, тогда Он, Благословенный, от времени до времени милостиво дает нам ясно сознавать, что Он любит нас. Он делает слух возлюбленного искупленного Своего настолько чутким, что он становится способным слышать дивную песнь, воспевающую любовь "Жениха* к "невесте" Своей; и тихо доносится эта чудесная мелодия до слуха человека...

Христос -открывает мысли Свои и чувства Своего сердца сердцу избранных Своих, так что они получают уверенность в том, что не существует в мире любви более привлекательной, более неизменной и горячей, чем любовь Его. Они чувствуют, что Он любит их как Глава их, как отец, как друг, как близкий, как брат, как супруг... Они видят, что все оттенки любви соединены и доведены до совершенства в любви Христа к ним. Они ясно сознают, что Он их любит больше, чем они Его, что Он любит их даже больше Своей собственной жизни. Это возносит к Нему душу их; Он становится усладой сердец их и занимает там первое место.

Проникаясь силою любви к ним умирающего за них Господа, они сознают, что будь их сердце бесконечно огромно, все-таки оно не могло бы вместить столько любви, сколько их хотелось бы Ему оказать. Это возбуждает в них решимость служить Ему усердно и страдать ради Него. В любви есть сила, которая побеждает, пленяет человека, которая овладевает им так, что ему невозможно не ответить на нее любовью. Любовь Божия рождает любовь к Нему в нас: наша любовь вызывается любовью Его.

Немощная душа! Что получаешь ты от Христа, когда приходишь к Нему? Можешь ли ты сказать: "Я люблю Его теперь больше, чем прежде; никогда я не приближаюсь к

Нему без того, чтобы не увеличилось чувство моей любви к Нему?"...

Из полноты Его мы получаем "благодать на благодать", любовь на любовь. Одним словом, верно мы взираем на славу Господню, как в зеркале, "преображаясь в Его образ", образ же Божий - любовь.

Ничто так не возбуждает в нас любовь ко Христу, как чувство любви Христа к нам. Его любовь есть магнит, притягивающий к себе нашу любовь. Как масло, подлитое в огонь, увеличивает пламя, так любовь наша к Христу увеличивается, когда мы снова и снова открываем чудеса Его любви к нам.

Любовь питает любовь. Если родители обнаруживают свою любовь к детям и благоразумно поступают с ними, то вполне естественно, что взаимная любовь все более и более сближает их. Так естественно и то, что, чем более познает душа обилие Божественной любви к ней, тем более пламенеет она любовью к Богу.

Как мы накачиваем воду в трубу, желая наполнить водоем, так раньше, чем "утешиться" Христом, необходимо нам "наполниться" любовью Его. Это объясняет все важное значение молитвы апостола, чтобы мы постигли "со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразумели превосходящую разумение любовь Христову". Возлюбленные во Христе братья! Просите Господа даровать вам больше познания любви и благодати Христовой. Тогда, немощные и вялые, вы получите силу идти по путям Его. Всем нам приходится плакать о том, что мы недостаточно любим Бога! Поспешим же воззвать к Богу о помощи, дабы воспользоваться проявлениями милости Его, которыми Он готов окружить нас.

VI. Любовь к личности Господа Иисуса - высшая отрада Божественной жизни. Следует отметить, что "песня невесты", несомненно, выражающая самый возвышенный вид любви, состоит главным образом в описании личности Жениха, а не только в описании совершенных Им дел. Вся книга Песнь песней дышит любовью, и любовь эта относится к священной личности Возлюбленного. В чудных словах неземной мелодии с гармоничной последовательностью изливает здесь Церковь хвалу совершенству Христову. "Возлюбленный мой бел и румян, лучше десяти тысяч других.

Голова его - чистое золото; кудри его волнистые, черные, как ворон; глаза его - как голуби при потоках вод, купающихся в молоке, сидящие в довольстве; щеки его - цветник ароматный, гряды благовонных растений; губы его - лилии, источают текучую мирру; руки его - золотые кругляки, усаженные топазами; живот его - как изваяние из слоновой кости, обложенное сапфирами; голени его - мраморные столбы, поставленные на золотых подножьях; вид его подобен Ливану, величествен, как кедры. Уста его - сладость, и весь он - любезность" (Песн 5:10-16) Здесь воспевается не венец, а глава, не ризы спасения, а весь облик Христов, не сандалии, а самые ноги Его Песнь прославляет не сошествие Его с неба на землю, с престола "Ветхого днями", не Его господство над огнем пламенеющим (Евр. 1:7), не первосвященническое Его непрерывное служение и не царственное владычество Его: песнь эта воспевает уста, всякое слово которых - дивная мелодия, восхваляет несравненную духовную красоту Его, ничего не упоминая о славе, Им обретенной высокими Его подвигами и всемогущим милосердием Его.

Таков язык настоящей любви: несомненно, ценя дары своего мужа, почет и титул, которым он пользуется, жена сосредотачивает, однако, любовь свою не на них, а на самой его личности, любит его больше, чем его богатство, и уважает его, за него самого больше, чем за его положение в мире.

Мы не хотим этим сказать, что в первоначальных фазисах нашей любви к Христу мы недостаточно любим именно личность Его. Мы знаем, что самое начало любви направлено к Христу, и во всякое время душа стремится к Нему, но мы подчеркиваем только разницу, которая всякому бросается в глаза, разницу между любовью к какому-либо лицу, ради получаемых от него благодеяний или ради оказанных им услуг, любовью к нему ради него самого. Предполагать, что верующий любит дары и Божественную славу Христа, а не Его личность, было бы бессмысленно; но, утверждая, что он должен любить Христа независимо от Его заслуг и даров, мы поступаем правильно.

Мы все любим Его, но лишь люди духовно возрожденные, люди со стремлениями небесными любят Его ради Него Самого.

Как отрадно размышлять нам о Том, Кто носит чудное имя "Еммануила" - "с нами Бог"! Многосторонняя, всеобъемлющая личность Посредника - Иисуса Христа - есть центр, сущность жизни верующего сердца. Христианин поклоняется Ему во всей полноте Его Божества, как Богу истинному от Бога истинного, Богу Предвечному, Бесконечному, Безначальному, Всемогущему, Неизменному. Он преклоняется пред ним, как пред "сущим над всем Богом, благословенным вовеки" (Рим 9:5); он воздает Ему почитание и любовь, как Отцу вечности, Князю мира; и в то же время он боготворит Его, как родившегося в Вифлееме младенца, как Мужа скорбей, Сына Человеческого. Он кость от костей и плоть от плоти нашей, искушенный, подобно нам, во всем признающий сынов человеческих близкими своими Человек, и в то же время Бог; близкий друг людей - но и Творец; Младенец - и Безначальный Бог; отвергнутый - но и Превознесенный; подвергшийся бичеванию от грешников - и все-таки Всемогущий; умирающий - и в то же время вечный... Он дорогой Искупитель наш, Который должен всегда быть предметом нашей любви, нашего благоговейного поклонения.

Даже в те минуты, когда вера ослабевает, когда в душу христианина закрадывается сомнение, действительно ли он принадлежит Господу? Даже и тогда мысли его о том, на какой высоте стоит личность его Господа, не изменяются. "Если б Он даже меня умертвил, я должен любить Его Если даже Он отвратит от меня взгляд Свой, я не могу не благословлять Его Он благ и справедлив, хотя бы даже Он осудил меня навек Я не могу не прославлять Его, даже если Он откажет мне в Своем милосердии; потому что Он Христос славы Никогда не отрекусь я от этих слов, хотя бы Он и закрыл сердце Свое для такого недостойного грешника, как я"

Таковы чувства возрожденного чада Божия, когда он верою видит своего Господа во всей Его полноте.

Вид горевшего и несгорающего куста заставил Моисея снять обувь с ног своих, чудесный же вид Господа Иисуса заставляет нас совлечь с себя ветхого человека с мирскими интересами его Когда перед нами образ Его, всякая красота человеческая теряет свою прелесть для нас Он в Себе сосредоточил всю славу и, как солнце, сияет ею'

Вид Господа Иисуса устанавливает такую связь человека с Ним, вызывает такую любовь, такое умиление духа, что духовное настроение это часто кажется "плотскому" человеку преувеличенным и напускным. На самом же деле оно является только естественным, невольным и искренним выражением любви, которою горит сердце христианина. Вот почему было столько нападок на Песнь песней, и она с таким трудом попала в число канонических книг. Людям чужда Божественная любовь к Господу Иисусу, потому и непонятен им язык исполненного духовного восторга сердца. Плохо переводят небесный язык на свое наречие те, которые приравнивают его к безумным бредням, внушаемым человеческими страстями!

На одного лишь Господа Иисуса устремлен взор возлюбившего Его христианина, и часто, обращаясь к своему Господу, он употребляет выражения, понятные для Господина его, выражения вызвали бы презрение со стороны людей светских, если б они услыхали их. И несмотря на все это, любовь, подобно премудрости, "оправдана чадами ее" (Мф. 11:19).

О, если бы мы всегда пребывали вблизи Христа! Если бы сердца наши удовлетворялись Им Одним! Новообращенный должен себе составить ясное представление о личности Иисуса Христа и затем молить Духа Святого охватить всю душу его пламенем любви Христовой. Любовь к Господу Иисусу есть основание всякого рода благочестия, и сила этой любви всегда свидетельствует об уровне нашего искания славы Его. Будем любить Его всем сердцем нашим: тогда будет благословенна и работа наша, будет плодотворна и жизнь наша.

VII. Общение со Христом, нами сознательно осуществляемое, производит особенную любовь к Нему в сердце нашем. Дух Святой минутами дает разуметь и чувствовать особенную близость Господа Иисуса к душе. Иногда мы ясно видим, что Христос - Брат наш. С новым воодушевлением поем мы гимны, в которых упоминается наша тесная связь со Спасителем. А иногда душа томится желанием: "О, если бы Он был Братом моим!" И вот - желание исполняется: с бесконечным снисхождением подходит Христос к человеку и дает ему понять, что не стыдится его назвать братом Своим. Снимая покров, скрывавший от нас доселе лик Его, Он открывается нам как Сын Человеческий, как близкий наш, как единокровный, связанный с нами узами телесными. Дух наш с радостью познает Его, как "первородного между многими братьями", и Дух Святой напоминает нам, что мы "сонаследники Ему", хотя Он "Наследник всего". Уже одно сознание тесной родственной связи с Господом Иисусом не может не исполнить сердце наше глубокой любовью к Нему; но теперь, когда Он Сам являет нам это родство, душа наша истаивает от блаженства. Сладкое название "брат" наполняет ее ароматом и оживляет ее.

Нам случалось испытывать такое блаженство при размышлении об этом небесном даре, что все почести земные и вся слава мира сего казались ничем пред этим сокровищем. За это одно мы готовы были бы отдать все свое земное счастье, и безумцем нам показался бы тот, который этому "первородству" предпочел бы "чечевичную похлебку" благ земных.

Бог Дух Святой дал нам сознать всю полноту близости к нам первородного Брата нашего, и это сознание залило ликованием нашу душу. Все существо наше было поглощено одной бесконечно возвышенной мыслью, возбудившею в нас невыразимую нежность. Мы прижались к груди Господа Иисуса, плакали слезами радости и изнемогали от сознания Его чудной любви, признавшей нас костью от костей и плотью от плоти Его. Мы чувствуем, что мы обязаны любить нашего Брата; сама природа требует теперь, чтобы мы Ему отдали безраздельно все наше сердце; и в такие минуты действительно мы принадлежим Ему всецело по праву кровного родства.

Существует еще и другая родственная связь наша с Господом Иисусом, а именно: связь с Ним как с "Супругом"; тогда мы Его любим любовью "невесты". Молодые христиане вступают также в "брачный союз" с Христом, но они в большинстве случаев не осуществляют всего преимущества этого факта; более же зрелые верующие глубоко этот союз чувствуют: они исполнены радости, пользуясь любовью, зашитою, помощью и высоким положением, которые им дарует Благословенный Господь. "Твой Творец есть Супруг твой" (Ис. 54:5) - слова эти услаждают душу их, и они утешаются сознанием этой истины день и ночь, когда Дух

Святой им об этом особенно напоминает. Спокойствие и доверие к Богу водворяются в душе; именно этим, а не каким-либо иным путем, обретают верующие души горячую любовь к Христу и непрестанное единение с Ним.

Господь называет Церковь "невестою" Своею и являет нам всю славу нашего положения. "Пойдите и посмотрите, дщери Сионские, на царя Соломона в венце, которым увенчала его мать его в день бракосочетания его, в день радостный для сердца его" (Песн. 3:11).

Сердце Господа Иисуса ликует, и душа Его торжествует, когда Он вступает в "брачный союз" с помилованными грешниками; и радостью великою радуются в ответ на это избранные Божий. Углубись в это сознание близости к тебе Бога твоего, и сердце твое будет согрето благодатью Его!

VIII. Уверенность в нашем кровном родстве с Господом Иисусом претворяет все чувства и страсти земные в святое пламя любви к Богу. По повелению Господа мы теперь соединены с благословенной Главой завета - с Господом Иисусом Христом. Это вечное единство с Ним было предначертано искони, но мы лично познали его только теперь, когда Дух Святой соблаговолил нам это открыть. Нам теперь легко повиноваться Господу: мы сознаем свое единство, свое родство с Ним. Кто не любит плоти своей?

В этой живой связи души со Христом заключается вместе с тем и залог, и тайна духовного совершенствования человека; когда же человек возрастает духовно, то углубляется и усиливается любовь его к Богу. Таким образом, постоянное сознание отождествления его с Господом является самым дивным плодом Духа Святого в душе избранного чада Божия, и любовь, истекающая из этого сознания, носит особенно возвышенный духовный характер. Ничто не может сравниться с нею. Едва ли другие средства, какими бы действительными они ни были, могут создать подобную любовь.

Но надо помнить: близости с Господом Иисусом мы не достигнем до тех пор, пока не дойдем до такого состояния, когда ничто иное, никакая земная привязанность нас больше не удовлетворяет.

Ни с каким земным счастьем нельзя сравнить той полной радости, которую чувствует человек, находясь в общении с Господом своим еще здесь, в этой жизни. Но и эта радость есть только намек на то блаженство, которое предстоит испытать искупленной душе в ином мире, когда она узрит Спасителя своего лицом к лицу, вступит в "союз брачный" с Ним и будет вечно пребывать с Ним в общении. И если уже искра Его любви могла растопить наше сердце, пока мы жили на земле, то мы можем представить себе, что полное общение с Ним обратит в любовь все существо наше. Хорошо, что в мире ином мы "изменимся": иначе при теперешней нашей земной ограниченности мы умерли бы от избытка любви! Один выдающийся христианин был однажды так подавлен откровением о любви Христа, которое он получил через Духа Святого, что ему казалось, что бренное тело его не вынесет такого блаженства, и он воскликнул: "Довольно, Господи! Не могу больше!.. Довольно!.." Там же, в нашей загробной жизни, когда "все мы изменимся", мы сможем прямо черпать из этого источника любви, благости, святости Бога... Мы залиты будем лучами этой любви, и какие слова выразят то изумление, тот восторг, которые испытает тогда душа человека?

Не можем мы и представить себе всего величия гимна хвалы и всей силы послушания, которыми мы ответим на эту достигшую полного совершенства любовь. Неописуемо блаженство святых, когда потоки их любви ко Христу встретятся и сольются в океан любви Христа к ним и когда наступит блаженство бесконечное.

Эта дивная перспектива уже теперь несказанно радует сердце. Что же будет тогда, когда блаженство наше сделается действительностью? Будем же всякий день ждать наступления часа, когда мы "преобразимся" при внезапном появлении Самого Господа, пришедшего, дабы ввести нас в Свою вечную славу.

Возлюбленные сонаследники ожидающего нас блаженства! Мы рассмотрели некоторые причины и фазисы христианской благодатной любви; спросим же самих себя: имеем ли мы эту любовь? Горяча или холодна она? Слабеет ли она в нас или возрастает? Как относится сердце наше к Богу и ко Христу? Не отличается ли оно недостатком горячности?

Да! Мы должны сознаться в этом. Косны мы, медлительны мы сердцем!.. Если бы вышеприведенные доводы могли читателя моего побудить вознести на высоты любви тяготеющую к земле его душу!.. Будем молить Духа Святого излить любовь Христову в сердца наши!

Надейся, быть может, насмешливый критик, который все наши рассуждения о любви сочтет болезненной сентиментальностью, так как он признает лишь философский взгляд на любовь. Для него религия - идея, а не чувство. Он верит в божество холодное, бесчувственное; само верование его умозрительное, недопускающее ни малейшего сердечного энтузиазма.

Разум, "небесный Разум" - бог его, и чувство должно замереть перед ним. Но я напомню такому человеку, что религия Креста имеет целью произвести глубокое волнение, глубокий переворот в душе, и всюду, где она действительно признана, она этой цели и достигает; если же она такого действия на сердце человека не оказывает, - это служит доказательством, что ей не дано простора в сердце этом.

Мы нисколько не удивляемся, что для человека, сводящего религию к перечню истин, доступных разуму, религия лишена всякой силы, всякого значения: дело в том, что задача ее совершенно иного характера. Святое Евангелие прежде всего обращается к "сердцу", и, пока голос его не будет услышан в этом сокровенном тайнике человеческого существа, он остается неуслышанным вовсе. Пока единственным слушателем его является разум, дивные звуки мелодии Креста, как бы она очаровательна ни была, не будут услышаны человеком.

Винэ в своей книге так говорит об этом: "Как может разум, холодный разум, постичь такой, например, факт, как возложение наказания вместо виновного на невинного Праведника? ...Постичь все величие сострадания, проявляющегося в самой строгости возмездия за грех, в этом акте пролития Крови, без которого, как сказано, не бывает искупления грехов? Никогда, - я твердо в этом уверен, - никогда разум человека не познает Божественную истину, если, отрекшись от своих предвзятых умозаключений, он не предоставит более могучей силе разобраться в этих трудностях. Сила - это сердце, которое способно ощущать любовь; любовью же дышит все дело искупления; она не отводит своего взора от страданий, перенесенных святою

Жертвой, и дает возможность впечатлению, производимому этой беспримерной любовью, проникнуть в глубину и охватить своим пламенем все наше внутреннее существо. Как быстро тогда разрываются покровы, скрывающие истину, и как легко рассеиваются затемняющие ее тени! Как не трудно все понять тому, кто хочет понять любовь!"

Для сердца все божественные тайны оказываются простыми: в то время как разум в недоумении останавливается перед недосягаемыми высотами, любовь свободно возносится на их вершины.

Опыту отводится большое место во всякой науке; духовный опыт имеет высокую ценность, а чувство играет большую роль в этом духовном опыте. Кто хочет глумиться над духовным опытом людей, - пусть. Это не должно нас трогать. Пусть считает выдумкой или игрой воображения переживаемые верующими людьми восторги общения с Богом и сознания Его любви к нам: мы-то ведь ярко чувствуем, что это не воображение - наша ответная, благодарная любовь к Нему, любовь, которая так возвышает нас и облагораживает!

Принято называть "мыслящими" тех проповедников, которые равнодушно стараются примирить метафизические софизмы и тонкую игру слов с различными еретическими учениями; они критикуют проповедника, который всячески старается вывести своих слушателей из ледяной бесчувственности, обращаясь к их сердцу, и гордятся тем, что их собственные проповеди настолько глубокомысленны, что бывают понятными лишь немногим слушателям... Нечего и спрашивать себя, заслуживают ли люди эти названия "мыслящих"... Что лживая изворотливость не есть еще доказательство ума, это не требует доказательств; да и непонятность речи не есть следствие развития ума... В истинной религии должно быть равновесие между верой, размышлением, пониманием и рассудительностью; но в то же время в ней должно преобладать чувство любви, высокие стремления и возвышенность целей. Такая религия, которая умещается в мозге человека, не много стоит...

Любить много - вот мудрость; возрастать в любви - значит возрастать в познании и преуспевать в понимании Божественных истин.

Ищи любви, христианин; стремись всеми силами пребывать в общении со Христом, проникаться любовью Его и все побеждать Его благодатью!

К НЕОБРАЩЕННОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Друг, я не буду вас страшить возмездием за неисполнение закона, хотя оно и ожидает вас... Я желаю только блага вашего, и если угрозы не могут пробудить вашу совесть, то я хочу обратиться к вам с увещаниями. Да благословит Дух Святой это средство для спасения души вашей!

Господь Иисус искупил Себе бесчисленные души грешников. Но чем собственно были они по природному своему естеству?

Искупленные до возрождения своего находились в узах беззакония, были чадами гнева; они были отчуждены от общества детей Божиих, чужды заветов обетования; они избрали себе "богов иных" и поклонялись "идолам"; жили по обычаю мира сего, действовали по внушению князя его, до сего дня действующего в сынах противления; они утопали в грехах, были выброшены на поле на попрание и гибель (Иез. 16:2); издевались над Богом, были союзниками ада, обречены были на смерть; и, однако, несмотря на все это, они оказались избранными, были искуплены и получили чудное звание сынов и дщерей Божиих...

Если, друг, благодать Божия могла это сделать для всех этих людей, почему не совершит она этого и для вас? Сознаете ли вы необходимость этого? Жаждет ли сердце ваше милосердия Божия? Хотите ли вы получить спасение определенным Богом путем? Если - да, то мужайтесь! Вам принадлежит обетование Его. За вас была пролита Кровь Господа Иисуса. Дух Святой действует в вас; к вам близко спасение ваше. "Всякий, кто призовет имя Господне, спасется" (Рим. 10:13). Вопли ваши будут услышаны, ибо они исходят из "сердца сокрушенного" и из "духа смиренного". Помните, что только одна вера в Господа Иисуса может даровать мир человеку.

Но если вы остаетесь все еще нечувствительными и непреклонными к зову Божию, если сердце ваше все еще холодно и полно интересов мирских, тогда позвольте пишущему эти строки принести душу вашу к ногам Господа Бога его!

Да согреет вас Господь огнем Слова Своего! Да разобьет Он молотом Своим каменное ваше сердце и да повергнет вас к ногам Своим! Горе вам, пока этого не случится! Да вырвет вас всесильная благодать Божия из гибельной гордости и избавит вас от пути, ведущего к смерти!

Бедный человек! Сердце брата сокрушается о вас, и он мечтает о вашем спасении. Почему вы так равнодушны к собственной судьбе между тем, как другие проливают о ней слезы?

Ради молитв матери вашей, слез вашей сестры и страха отца вашего прошу вас: не будьте так равнодушны к вечному блаженству!

Начнете ли вы понимать все это? Готовы ли теперь воскликнуть: "Встану, пойду к Отцу моему"? О, не сомневайтесь, что Он милостиво примет вас, с радостью встретит и увенчает вас щедротами Своими.