Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 19 апреля 2024
Главная Практическое богословие Взирая на Христа Окна на Его привлекательность
Окна на Его привлекательность PDF Печать Email

 

Христос - праведное Желание нашей души

"Горе мне! ибо со мною теперь - как по собрании летних плодов, как по уборке винограда: ни одной ягоды для еды, ни спелого плода, которого желает душа моя" (Мих. 7:1).

"Желание души" - это глубоко укоренившееся томление, то есть настолько сильная и не проходящая жажда, что если ее не утолить, она не дает вам покоя, но утолив ее, испытываешь глубокое облегчение. Христос - праведное Желание нашей души. Жажда общения с Творцом - неизменная потребность людей. Мы непременно хотим кому-то поклоняться! Зачастую мы удовлетворяем эту потребность, ошибочно наделяя другие смертные существа низшего порядка или даже неодушевленную природу атрибутами Божества. Такая предрасположенность подчиняться самому могущественному или мудрому, или тому, что человек считает для себя "священным", подливала масло в огонь религии на протяжении веков. Познавая Христа, мы удовлетворяем именно эту жажду.

Но в состоянии ли мы воистину познать Божество, если мир так долго существовал до нас и вскоре после кончины мы безвозвратно канем в Лету! Мы подобны числам, мимолетно появляющимся на экране времени. Наше восприятие ограничено нашей несовершенной и падшей человеческой природой. Что мы можем в самом деле знать? Мы не присутствовали при сотворении мира и не были свидетелями событий в Едеме, Вифлееме или на Голгофе. Мы должны ходить "верою, а не видением" (2 Кор. 5:7). Как же нам увидеть Невидимого и познать Непостижимого? Фактически мы не можем сами познать Его. Мы можем делать выводы и умозаключения, анализировать и верить, но не в состоянии доказать, а значит, не можем и познать.

Но Иисус знает Бога Отца, а мы знаем Иисуса.

Христос - ответ на наши поиски смысла

В ответ на вопрос о смысле жизни люди разных религиозных убеждений выдвигают различные космологические теории и теории катаклизмов. Буддисты, сторонники индуизма, последователи Заратустры - все великие нехристианские религии - претендуют на мистические знания нашего происхождения и будущего обитания в потустороннем мире. Однако, с точки зрения логики и нашего понятия о соразмерности, эти теории не кажутся нам правдоподобными. Мы христиане, потому что библейские ответы на тайны жизни являются более разумными, чем предлагаемые другими "авторитетами". Нет, мы не можем доказать, что Бог есть. Но Его Слово содержит чудесные и привлекательные обращения к нам. Без Него история кажется произвольной мешаниной из случайных происшествий. С Ним история становится продуманным, Божественным планом, который неуклонно движется к счастливому завершению. Без Него наука - это постоянно отступающее исследование конечных конструкций. С Ним наука - это отражение Божественного Разума. Без Него жизнь - результат случайного зачатия, и потому представляет собой бессмысленное существование. С Ним жизнь - это период больших возможностей, время приготовления к вечности. Как христиане мы признаем, что жизнь с нашим Спасителем - это не одна сплошная радость, поскольку всех нас постигают трагедии, неудачи, разочарования, болезни и смерть.

Но в этом темном мире Его Слово просвещает нас, Его обетования верны, а предсказания безошибочны. Его жизнь покоряет нас. Его Святой Дух наделяет нас силой. Мы немощны, но исполнены решимости, обесценены грехом, но драгоценны в Нем; умираем, но сохраняем надежду, мы не утоляем свою жажду наркотиками, притупляющими ум, или препаратами, стимулирующими энергию, поскольку в Нем мы обрели смысл. Очами веры видим обетованную землю и укрепляемся в надежде. Иисуса довольно для нас.

Христос - ответ на наше желание получить прощение

Мы жаждем не только обрести смысл жизни, но и получить прощение и освободиться от чувства вины и подсудности. Люди ищут эту свободу в разных местах. Ни один человек, посетивший буддистские пагоды на Дальнем Востоке никогда не сможет забыть этого впечатляющего зрелища: как молящиеся кладут дары у ног Будды, на его колени и язык. Они возжигают фимиам, склонив головы и скрестив руки, и молят "просветленного" о помощи. Но статуя Будды не дарует им прощение или освобождение от чувства вины. Будда не может их слышать, и его последователи, освободившись от своих приношений, но не от грехов, вынуждены затем отскребать гниющие жертвы с каменного лика своего немигающего бога. Они дают выход своим эмоциям, но их грехи остаются с ними, а вместе с ними остается и чувство вины.

Но чем эти люди отличаются от нескончаемой вереницы сбитых с толку просителей, которые, начиная с Каина, принесшего жертву с худыми намерениями, и по сей день совершают приношения деревянным и каменным богам? Люди приносят в жертву не только плоды труда своего, но и плоды своей утробы - детей и престарелых, врагов и даже самих себя, чтобы умиротворить и умилостивить своих богов. Но боги не слышат, и потому не могут и прощать. Боги, не дышащие, не могут благословлять. Боги, не умеющие говорить, не могут сообщить о своем благосклонном отношении. Боги, которые не в состоянии творить, не могут и воссоздавать. Только живой Бог - вочеловечившийся, распятый и воскресший Спаситель - может ходатайствовать за нас перед Отцом и избавить нас от нашего отвратительного прошлого. Только победоносный, живой Господь может удалить наши беззакония.

Христос - ответ на нашу потребность в нравственной определенности

Мы, люди, не можем не сознавать, какая пропасть существует между нами, какими мы являемся сейчас, и теми, какими нам следует быть. Смутное осознание того, что нас будут судить по более высокому эталону, чем тот, который мы сами для себя определяем, тяжким бременем ложится на нашу совесть. Иисус является ответом на это повсеместное явление. Конечно, в поисках высокой нравственности мы идем многими путями. От дня грехопадения с благочестием соперничают теории, корнями уходящие в природу, культуру, интуицию, науку и философию. Но ничто из вышеперечисленного не может дать нам приемлемых нравственных норм. Почему? Потому что любая нравственная теория, помимо описания, требует "превосходящих предписаний", исходящих от высшего Разума. Любая этика требует какого-то высшего, авторитетного Источника, а поскольку существует только один великий "Я Есмь", всем нравственным теориям, не основанным на Его Слове, не хватает конечного авторитета. Поскольку христианская этика связана со Христом, абсолютным Существом, она и является абсолютной моралью. Принципы христианской этики абсолютны потому, что их Источник абсолютен и их связующим Центром является Иисус Христос, единственный Учитель, жизнь Которого полностью соответствовала Божьим идеалам. Христианская этика отвергает теорию, согласно которой "обязательность" морали вытекает из "неизбежности" последствий или действия сил природы. Вместо этого она требует, чтобы мы прокладывали себе путь в лабиринте повседневного принятия решений, изучая и применяя принципы Слова Божьего. Познать Христа - значит познать вечную жизнь, жить полнокровной жизнью в ее лучших проявлениях - иметь внутри себя "источники воды живой", которые только и могут утолить нашу жажду нравственности.

Христос - это ответ на наши поиски счастья

Поиски счастья на протяжении веков были главной темой философов, изучавших вопросы нравственности. Теоретики с самыми добрыми намерениями подчеркивали потребность людей в мире, справедливости, умеренности и ряде других добродетелей, являющихся противоядием от разных человеческих проблем. Но чаще всего они говорили и говорят о потребности в счастье. Аристотель определил счастье, как "деятельность души в соответствии с совершенной добродетелью"; по его мнению, счастье - главная цель и высшее благо человечества ("Основные труды Аристотеля". Под ред. Ричарда Маккеона, с. 1095а). Эммануил Кант, стремясь улучшить это определение, связал счастье не с состояниями добродетели, а с законом и долгом. Это объясняется тем, что Кант считал расхождения и неоднозначность в определениях добродетели ненадежным якорем для счастья. Однако эти и другие подобные им теории безнадежно ошибочны потому, что объявляют счастье главной целью жизни, тогда как оно является следствием и результатом взаимоотношений с Иисусом Христом. Если счастье, как мы верим, - результат общения со Христом, почему же тогда в современных нам "христианских странах" имеет место столько несчастий, нравственных, социальных и физических недугов? Потому что Божьи обетования даны на вполне определенных условиях. Господь благословляет не наши обеты, а наше послушание. Нравственное разложение в странах, призывающих Его имя, является следствием нежелания людей исполнять Божью волю, несмотря на громогласные благочестивые заявления и намерения. Нравственная ущербность так называемых христианских стран - яркое подтверждение древнего принципа, который гласит: "Праведность возвышает народ, а беззаконие - бесчестие народов" (Притч. 14:34).

Люди, ищущие счастье в суетном современном мире с его культом вещей и материальных ценностей, обречены на разочарование. Как это ни печально, эпитафией на их могилах станет приговор, вынесенный в далекой древности тем, которые искали Господа среди гробов: "Его здесь нет".

Христос - это ответ на нашу жажду мира

Когда Августин, обличаемый совестью, молился с покаянием, он искренне сказал о поисках мира: "Человек - одно из Твоих творений, Господи, и он по природе славит Тебя. Человек несет на себе печать смерти, печать своего греха, которая напоминает ему, что Ты низлагаешь гордых. И все же, поскольку он - часть Твоего творения, он желает славить Тебя. Мысль о Тебе так глубоко волнует человека, что он не может быть удовлетворенным, если не славит Тебя, потому что Ты создал нас для Себя, и наши сердца не находят мира, пока не успокаиваются в Тебе" ("Исповедь", с. 21).

Из чего же, в таком случае, складывается мир? Из абсолютной веры во Христа и доверия к Нему, из решительного упования на Его заслуги, из уверенности в том, что Его усилий облагодетельствовать нас более, чем достаточно для нашего примирения с Богом. В этом смысл ободряющих слов Павла: "Итак, оправдавшись верою, мы имеем мир с Богом через Господа нашего Иисуса Христа, через Которого верою и получили мы доступ к той благодати, в которой стоим и хвалимся надеждою славы Божией" (Рим. 5:1, 2). Вот самый трудный урок, который нам надо усвоить.

Как верно то, что мы испытываем врожденную жажду мира, так верно и то, что в нас живет испорченность, заставляющая нас достигать этого мира своими делами и жертвами. Жертва же проявляется как в кровавых обрядах язычников, так и в не менее ошибочном стремлении христиан зарабатывать расположение Бога и умиротворять Его гнев своими делами, пусть даже добрыми.

Конечно, в жизни христианина есть место для добрых дел, но они не преследуют цель: снискать расположение Бога, заслужить Его прощение или достичь внутреннего мира. Полный и окончательный мир воцаряется в нашей душе, когда мы обнаруживаем и принимаем тот факт, что неоплатный долг уже возмещен, праведная жизнь уже прожита, и Кровь Христа уже пролита за нас.

Елена Уайт была права, когда писала: "Внутренний мир - вот что вам нужно: прощение от Бога и любовь в сердце. Ни деньги, ни интеллект, никакие человеческие знания не сделают вас обладателем этого мира. Бессмысленно пытаться приобрести его своими усилиями. Бог предлагает его вам даром, "без серебра и без платы" (Ис. 55:1; "Путь ко Христу", с. 49). Исайя понимал эту истину и выразил ее в одном из самых поэтических славословий Писания: "Радостью буду радоваться о Господе, возвеселится душа моя о Боге моем; ибо Он облек меня в ризы спасения, одеждою правды одел меня" (Ис. 61:10).

Христос - это праведное Желание нашей души.

Христос - наша праведная Песнь любви

"О, ты прекрасна, возлюбленная моя, ты прекрасна! глаза твои голубиные под кудрями твоими; волосы твои как стадо коз, сходящих с горы Галаадской... Вся ты прекрасна, возлюбленная моя, и пятна нет на тебе!" (Песн. П. 4:1,7).

"Песнь любви" - это выражение желания и отдачи. Это излитие чувств, направленное на объект любви, к которому человек испытывает непреодолимое влечение. Иисус - наша праведная Песнь любви. Созерцая Его благость, мы не можем не славить Его силу и не восторгаться Его милостью. Подобно Соломону, мы превозносим нашего Возлюбленного за Его силу, добродетель и красоту, за Его нежную любовь и постоянное внимание. Христос пересчитал все волосы на нашей голове (Мф. 10:30), собрал все наши слезы в сосуд (Пс. 55:9). Мы - зеница ока Его (Зах. 2:8). Тот, Кто подмечает падение каждого воробья, одевает землю травой и питает все Свои творения по роду их, знает всякую нашу нужду. Как отцу нравится радовать своих детей, так и Христу нравится дарить нам подарки. Ему нравится давать нам.блага в изобилии (Мф. 7:11). Он возлюбил нас вечной любовью (Иер. 31:3).

Грех Адама и наши собственные беззакония лишили нас права на эти блага, но мы тем не менее получаем их. Господь нашел способ спасти нас от справедливой и неизбежной гибели. Как нам научиться понимать такую любовь? Необъятность Его любви превосходит наше воображение. Мы видим ее, верим в нее, но не можем постичь ее. Никакими словами не объяснишь ее. После неудачных попыток надлежащим образом описать Его милость мы смиренно восклицаем вместе с благоговеющим апостолом: "Смотрите, какую любовь дал нам Отец"(1 Ин. 3:1)!

Насколько велика любовь Христа? Она так безмерна, что Он рискнул Своим местом на небесах, чтобы спасти нас; настолько огромна, что Он оставил царское величие Своего вечного престола, чтобы жить и умереть среди нас. Умереть? Да, умереть в лице Человека по имени Иисус Христос. Это и есть величайшее проявление Его любви. Любовь Христа проявилась в оставлении небесного престола, в скромном рождении, в самой Его жизни, полной лишений, в Его самоотверженном труде, в Его спокойствии и выдержке во время страданий и унижений. Но больше всего она проявилась в жизни, отданной за всех нас. Христос любит нас всех вместе и каждого в отдельности. Чтобы понять, как Он мог так сильно возлюбить нас, надо проникнуть в необъяснимую тайну благочестия, постичь секрет Божественного великодушия.

Мы не в состоянии понять, почему Он любит нас, но знаем, что это так.

Любовь Христа не ищет своего, не утаивает никаких благ, не требует никаких одолжений. Она направлена исключительно на благополучие Его творений и исполнение воли Отца. Она выше небес и сильнее смерти. Именно это качество любви имел в виду Соломон, когда писал: "Большие воды не могут потушить любви, и реки не зальют ее. Если бы кто давал все богатство дома своего за любовь, то он был бы отвергнут с презреньем" (Песн. П. 8:7).

Мы превозносим Христа, потому что Он добился от нас взаимности

Христос возлюбил нас прежде, чем мы возлюбили Его. Он взыскал нас. Он привлекал нас через служение Своего Святого Духа. Христос расставил ловушки благодати - переживания и трудные обстоятельства, чтобы привлечь наше внимание и пробудить в нас желание. Он посылал нам скорби и поднимал нас. Он допускал бедность и заботился о нашем благоденствии. Он посылал нам проповедников и учителей, книги и проповеди, стихи и прозу. Он писал о Своей любви на небе и сообщал о ней на крыльях песни. Он громогласно возвещал о Своей любви во время ураганов и шептал о ней тихим, нежным голосом в полночный час.

Когда последствия наших беззаконий вызывали у нас чувство вины, Он направлял наши мысли и пробуждал наши стремления, посылая неожиданные и совершенно незаслуженные благословения. Его ветры охлаждали и освежали нас. Даже когда мы отказывались оставить беззакония и не желали ничего слушать, Он не переставал искать нас. Он шел за нами до запретной двери и ждал, пока мы выйдем. Он преследовал нас по холмам наших юношеских шалостей. Он заслонял нас в темных аллеях похоти и сомнений. Он никогда не сдавался, оставаясь терпеливым и настойчивым, и в конце концов победил. Христос первым пошел навстречу, сделал первый шаг в наших взаимоотношениях, и второй, а затем и все последующие шаги, чтобы привлечь наше внимание. И тогда мы увидели Его. На смертном ложе нашего греха мы увидели Христа, высокого и превознесенного. Некоторые из нас сразу отозвались на Его приглашение; подобно разбойнику на кресте, они уступили быстро и безоговорочно. Но большинство из нас поначалу видели Его, как в тумане; вроде бы различали, но не узнавали Его. Мы не хотели и не могли полностью подчиниться Ему.

Однако Спаситель продолжал звать, посылать блага и следовать за нами, пока наконец мирской туман рассеялся и мы увидели благословенного Иисуса, Сына Божьего и Сына Человеческого, драгоценное сокровище неба, Который умер за отступников Вселенной - за нас! Абсолютно непостижимо? Да. Но мы увидели, услышали, прочувствовали и приняли это. Мы полюбили Иисуса. И эта реальность помогла нам изменить свои приоритеты и представления - все наши вчера, сегодня и завтра обновились Его любовью. Он - наша праведная Песнь любви.

Мы превозносим Христа, потому что Он выкупил нас

Наш отклик не является платой за освобождение от бремени греха. Цена нашей свободы, сокровище, освобождающее нас от холодных объятий смерти - это Кровь Христа. Мы искуплены Его жертвой. Он имеет на нас право, а мы имеем право на освобождение от греха и его последствий, потому что он отдал за нас выкуп в виде страданий. Наше избавление обретено Его Кровью.

Мы испытываем благодать, купившую нас, сокрушившую наши сердца и привязавшую нас к Нему, и эта благодать дорого стоит. Это не "дешевая благодать", ибо она бесценна. Никогда еще ни один человек не давал такого приданого. Миллион коров или миллиард долларов, весь мир, вся Вселенная не идут ни в какое сравнение с жизнью Сына Божьего. Все сотворенное можно заменить, но Творца не заменишь. Если бы небеса, земля и все твари внезапно исчезли, Ему достаточно было бы сказать только слово, чтобы все появилось вновь. Тем не менее Он сделал Себя уязвимым ради нас! Неизменный Бог стал смертным Человеком, чтобы обреченные на смерть люди вернули себе условное бессмертие.

За нас уплачена цена более высокая, чем все то, что мы можем себе представить с помощью органов чувств. Христос - наша праведная Песнь любви.

Мы превозносим Христа, потому что Он готовит нас

Совершенному Жениху нужна совершенная невеста - "славная Церковь... святая и непорочная" (Еф. 5:27). Но может ли это реально осуществиться? Ведь наши крайности и упущения очевидны. Наши каждодневные неудачи то и дело побуждают испытывать на себе силу обетования: "Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды" (1 Ин. 1:9). Мы ничуть не лучше наших предшественников по вере, которые всю жизнь боролись с искушениями, но так до конца и не "усовершились". Мы - их зеркальное отражение. Мы подобны Исайе, признавшему: "Погиб я! ибо я человек с нечистыми устами" (Ис. 6:5). Мы похожи на Павла, провозгласившего себя первым из грешников (1 Тим. 1:15). Может ли наше поколение верующих вообще претендовать на то, что оно лучше предыдущих? Как можем мы, Его Церковь и невеста, полагать, будто мы приготовились к браку с Агнцем? То есть претендовать на то, что мы не имеем пятна или порока, или чего-либо подобного?

Возлюбленный апостол дал ответ в своем наказе: "Возрадуемся и возвеселимся и воздадим Ему славу; ибо наступил брак Агнца, и жена Его приготовила себя. И дано было ей облечься в виссон чистый и светлый; виссон же есть праведность святых" (Откр. 19:7, 8). Не наша благость, а одежда Христовой праведности, "виссон чистый и светлый", делает нас готовыми. Его покрывало, а не наши достижения, обеспечивает абсолютную чистоту, которая требуется от невесты. Вот почему Павел может говорить о нас, как о "сияющей Церкви без пятна или порока, или чего-либо подобного, святой и непорочной" (Еф. 5:27; НМП). Для Павла верующие были святыми: враждующие друг с другом члены Римской церкви были святыми (Рим. 1:7), обмирщенные христиане в Иерусалиме были святыми (Рим. 12:13), часто впадавшие в ереси и заблуждения члены Коринфской церкви были святыми (1 Кор. 14:33; 2 Кор. 1:1), препиравшиеся друг с другом члены Ефесской церкви были святыми (Еф. 1:1), материалистически настроенные верующие в Филиппах были святыми (Флп. 1:1), верующие в Колоссах, любившие суетные словопрения, тем не менее были святыми (Кол. 1:2).

И мы сегодня святые. Но понятно, что быть святым мало. Святые продолжают бороться, расти, побеждать. Святые - это грешники, спасенные благодатью. Им дается одежда приготовления, делающая их достойными, то есть безукоризненная жизнь Христовой праведности.

Мы превозносим Христа, потому что Он прощает нас

Правда заключается в том, что даже открыв для себя Его любовь, даже доверив себя Его попечению, даже испытав вновь обретенное счастье, мы не всегда бываем верны Тому, Кто любит нас. Мы согрешаем. Мы разочаровываем Его. Мы нарушаем свои обеты. Он знает это и прощает, как отец простил блудного сына, как Осия простил свою распутную жену. Он не отменяет соглашение. Он не прогоняет и не списывает нас со счетов. Он не выселяет нас из Своего дома и не отлучает от Себя, но с любовью прощает. Христос, Который называется верным и истинным, никогда не разрушает веру; Он неуклонно соблюдает Свои обязательства, нисколько не сокращая их. Он остается верен нам, хотя мы так часто изменяем Ему. Нам стыдно получать у Него прощение, потому что мы сурово обращаемся со своими детьми и друг с другом, а также потому, что наши гордые сердца разъедают мелочные претензии и обиды. Но Его прощение вдохновляет нас прощать друг друга.

Чем мы позорим Его?

Мы позорим Его своим эгоизмом, духовной летаргией, вещизмом и излишествами в еде, работе и удовольствиях. Мы позорим Его тем, что равнодушно взираем на чужие страдания, позволяем себе жить в роскоши, тогда как окружающие тщетно пытаются выбраться из нищеты. Мы позорим Его тем, что удаляемся со своими церквами подальше от оживленных улиц и магистралей и не желаем туда возвращаться; тем, что молчим, когда нечестивые мужчины и женщины теряют силы и порабощаются пороками.

Любовь, которой Он любит нас, несмотря на все наше недостойное поведение, описана в гимне:

Божью милость и прощенье

Предлагает Иисус;

Любит Он тебя безмерно,

Нет нежнее этих уз.

О, приди, тебя Он ждет!

Все простит Он, все поймет.

Необъятна Божья милость -

Смоет самый тяжкий грех;

Никого не отвергает -

Благодать объемлет всех.

("Гимны надежды", No 175)

Но мы не вправе думать, будто Его прощение оправдывает наше непослушание. Тот, Кто сказал: "Встань, возьми постель твою и ходи" (Ин. 5:8), также повелел: "Иди и впредь не греши" (Ин. 8:11). Ученик, сохранивший для нас эти слова, также писал: "Дети мои! сие пишу вам, чтобы вы не согрешали" (1 Ин. 2:1).

Но, к счастью, он добавил: "А если бы кто согрешил, то мы имеем ходатая пред Отцом, Иисуса Христа, праведника" (там же).

Он - наш Защитник,

Брат и надежный Проводник.

Елена Уайт поделилась своей уверенностью: "Я знаю, что Он любит меня, несмотря на мое несовершенство. Я покоюсь в Его любви. Бог принял Его совершенство вместо моего. Он - моя праведность, и я уповаю на Его заслуги" ("Знамения времени", 1902, 13 августа).

Христос любит нас, Он ищет нас, Он выкупает нас, Он готовит нас, Он прощает нас и предъявляет на нас права, как на Свою невесту. Нет большей любви и радости, не может быть более глубокой тайны и жертвы.

Христос - наша праведная Песнь любви.

Христос - наша праведная Звезда надежды

"Я, Иисус, послал Ангела Моего засвидетельствовать вам сие в церквах. Я есмь корень и потомок Давида, звезда светлая и утренняя" (Откр. 22:16).

"Утренняя звезда" - самый яркий часовой ночного неба. Это не просто объект, вызывающий эстетическое восхищение, - она надежна и необходима, она указывает направление и дает уверенность человечеству. Христос - наша праведная Звезда надежды.

Поразмышляем о том, чем конкретно утренняя звезда отражает служение нашего Господа.

Местоположение утренней звезды помогает точно определять направление.

В далеком прошлом люди определяли путь по звездам. Полагаясь на свои познания в астрономии, они решали, в какую сторону надо двигаться, а также судили о смене времен года. На протяжении тысячелетий великие полководцы и простые воины во время военных походов ориентировались по звездному небу. Современные сложные радиолокаторы и радары позволили нам далеко уйти от этих простых способов ориентирования. С помощью современной техники мы не только свободно перемещаемся по земле во всех направлениях, но и уверенно бороздим просторы космоса, не боясь сбиться с пути и потерять направление. Однако мы продолжаем восхищаться звездами.

Иисус - наша путеводная звезда. Для христианина Он является безошибочным Указателем пути. Христос ведет нас посредством Своего Слова. Во всех вопросах и при принятии любых решений Библия указывает нам путь.

Создавший нас и этот мир, который мы населяем, лучше знает, что служит нам ко благу. Господь знает наши сильные и слабые стороны. Он обещает нам, что если мы будем нуждаться в водительстве, то "будем слышать слово, говорящее позади... "вот путь, идите по нему" (Ис. 30:21). Гарантируя наше вечное благополучие, Он обещал: "И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек" (Ин. 14:16). Мы не одиноки.

Христос - великодушный Проводник. Он не только отвечает на наши просьбы указать нам правильный путь в осуществлении тех планов и проектов, о которых мы молимся, но и предусмотрительно остерегает нас от всех опасностей, нами не осознаваемых. И хотя порой он проводит нас через тяжелые и мучительные испытания, мы утешаемся, вспоминая, что "Бог никогда не ведет Своих детей иначе, чем выбрали бы они, если бы могли видеть конец от начала" ("Служение исцеления", с. 479).

Чем больше мы сообразуемся с Божьими законами, тем яснее слышим в наших сердцах Его голос. Но когда мы уклоняемся с пути, которым Он ведет нас, тогда Его наставления кажутся нам все более туманными и наши проблемы одолевают нас. Когда мы забываем молиться, тогда мы уже не в состоянии в точности исполнить Его план относительно нашей жизни. Мы попадаемся в сети искушений, когда, осмелев после первых робких попыток вкусить грех, бесстрашно вступаем на территорию сатаны. Мы начинаем тонуть в волнах греха, когда, подобно Петру, отворачиваемся от Христа, чтобы продемонстрировать собственные духовные достижения. Его указания - это наш компас, Его наставления обеспечивают нашу безопасность. Мы взираем на Него, и Он ведет нас с низин греха на высоты спасения, где мы находим защиту под опекой Отца.

Надежность утренней звезды дает нам нравственное мужество

Утренняя звезда светит всегда. Даже когда она не видна невооруженным взглядом, ее орбита и местонахождение вполне предсказуемы. Иисус всегда на Своем месте - скорый Помощник в бедах. Без Него мы впали бы в полное отчаяние. Его надежность - якорь нашей веры. Его любовь не изменяется. Августин выразил эту уверенность следующими словами: "Все, что меняется... на самом деле не существует, ибо там, где имеет место небытие, не может быть истинного бытия. Проанализируйте все изменения, и у вас останется только "было" и "будет". Подумайте о Боге, и вы найдете "есмь" там, где "было" и "будет" не могут существовать" (Роберт Джордан. "Время и случай у блаженного Августина". - В книге "Августин: сборник очерков". Под ред. Р. А. Маркуса, с. 270).

Тот факт, что мы движемся к смерти, более бесспорен, чем факт нашего возрастания в премудрости. Даже в самые радостные моменты жизни мы видим предвестников надвигающейся смерти. Едва родившись, мы начинаем умирать. Старение наших органов, потеря жизненных сил, тление "внешнего человека", нашей "хижины" (2 Кор. 5:4) - свидетельствуют о неизбежности нашей участи. Смерть - это последнее изменение состояния человека. Она изменяет круг нашей семьи и всего общества. Один за другим люди, которых мы знали, исчезают со скрижалей нашей юности - мы лишаемся родных и друзей, которыми дорожили и в обществе которых очень хотели бы снова оказаться. Время изменяет наше окружение. Годы отнимают у нас людей, с которыми мы когда-то делили чистые радости и счастливое упование, новые требования и задачи кардинально меняют их образ жизни. Часто в суматохе и суете повседневной жизни мы поднимаем голову, ища улыбку человека, которым когда-то восхищались, но не находим ее. Мы вынуждены все время приспосабливаться, и зачастую это стоит нам нервного истощения; мы теряем уверенность и способность смотреть на жизнь с оптимизмом.

Но Иисус всегда рядом. Он никогда не оставляет нас. Мы знаем, куда смотреть. И когда мы обращаемся к Нему, то находим Его рядом, Он постоянно с нами, верный и истинный. "Я - Господь, - успокаивает Он нас, - Я не изменяюсь" (Мал. 3:6).

Близость утренней звезды делает нашу земную жизнь осмысленной

Звезда, которую мы называем утренней, на самом деле является планетой Венерой. Поскольку она сопоставима с Землей по размерам и находится к ней ближе, чем любая другая планета, ее часто называют "сестрой-близнецом" нашей Земли. В силу своей астрономической близости Венера одновременно является нашей утренней и вечерней звездой. На западном небосклоне она становится вечерней звездой, по-гречески "Гесперус". А на востоке это утренняя звезда, или "Фосфорус" по-гречески, что в переводе означает "несущая свет" или светящая во тьме.

Иисус - наша утренняя Звезда. Он - самый близкий наш родственник, наш "друг более привязанный, нежели брат" (Притч. 18:24). Он - Эммануил, "с нами Бог" (Мф. 1:23). Он есть Слово, обитавшее с нами, "полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу как Единородного от Отца" (Ин. 1:14). Украшение неба превратилось в центральную Личность человеческой истории; вокруг Него вращается вся хронология и смысл нашего бытия. Его жизнь отделяет старую эру от новой, Ветхий Завет от Нового. Христос является исполнением Ветхого Завета и обетованием Нового. Он бросил вызов безраздельному господству царства тьмы и ввел всепобеждающее правление царства света. Он положил конец свободному падению человечества, начавшемуся в Едеме, и повел к возрождению человеческого разума, которое началось в Вифлееме. Благодаря Его жизни, мы различаем такие понятия, как "каирос" и "хронос", и определяем время, как "промежуток между двумя вечностями".

Красота утренней звезды вызывает у нас эстетический восторг

Звезды прекрасны. Блеск серебряных гирлянд, сверкающих в темной ночи, не имеет себе равных. Человек, не испытавший благоговейного восхищения перед их блистательной славой, не имеет самого убедительного в жизни доказательства того, что "прекрасное приносит вечную радость". Эстетическое воздействие небесных светил на наши органы чувств столь велико, что мы называем самых привлекательных и одаренных людей "звездами" и считаем это высшим комплиментом.

Бог одарил нас счастьем созерцать мириады звезд. Еще сравнительно недавно астрономы считали нашу галактику, насчитывающую более ста миллиардов звезд, уникальной. Они полагали, что это и есть вся Вселенная. Однако гигантские телескопы, которыми мы теперь пользуемся, открывают нашему взору миллионы других галактик, и в каждой из них, в свою очередь, насчитывается бесчисленное количество звезд. Эти острова Вселенной имеют такую высокую плотность, что в лунную ночь кажутся туманом или вихревыми облаками. Ближайшие к Земле звезды, Проксима Кентавра и Альфа Кентавра, находятся от нее на расстоянии 430 триллионов километров. Свет, излучаемый ими и движущийся от них с умопомрачительной скоростью в 300 тыс. км/сек, достигает Земли лишь спустя 4,3 года. Спиралевидная туманность М 51 в созвездии "Гончих псов" (Canes Venatici) находится на "среднем" расстоянии от Земли в

50 световых лет. А самое удаленное из ныне известных небесных тел - квазар, открытый Англо-Австралийской обсерваторией, расположенной в Австралии, находится на расстоянии 13,8 миллиарда световых лет от Земли.

Звезды проявляют некоторые удивительные свойства. Например, Дельта Цефея - это пульсирующая звезда. Бетельгейзе, диаметр которой в 460 раз превышает диаметр Солнца, настолько огромна, что в ней уместились бы орбиты всех планет солнечной системы. Вега имеет бело-голубой цвет, а Антарес - почти рубиново-красный. Очевидно, что Капелла удаляется от Земли со скоростью полтора миллиона километров в день. Спайка видна в нашем полушарии в основном весной. На огромных пространствах Вселенной обнаружены также сверхновые звезды, рождающиеся после гигантских взрывов.

Но для нас ни одна звезда не может сравниться с утренней звездой. Она очаровывает нас, как никакая другая. Ее мы видим, когда другие заслонены облаками или скрыты за горизонтами. Это самое яркое небесное тело, за исключением Солнца и Луны.

Иисус - наша сверкающая утренняя Звезда, более яркая, более разносторонняя, более искрящаяся, более значимая, чем любая из звезд. Многие другие маяки указывают нам на Бога: природа прославляет Его, в истории видны следы Его мудрого руководства, человеческая интуиция, хоть она и притуплена грехом, говорит людям, что Бог реален. Иисус есть первичное откровение, главный указатель бытия Своего Отца. Когда Он пришел на землю, она находилась в самом худшем состоянии. Тьма окутывала землю, и "мрак - народы" (Ис. 60:2). Люди затворились в парализующей мудрости идолопоклонства, связали себя пагубными языческими обычаями. Погруженное в суеверия, увязшее в преданиях, очарованное причудливыми фантазиями греческой и римской мифологии, которые возводили вымышленных существ в ранг творящих божеств, население земли было окутано мраком нравственной ночи. Именно в этот скорбный час "взошла звезда от Иакова" (Чис. 24:17), и ходящие во тьме увидели "свет великий" (Ис. 9:2). Люди, потерявшие надежду, услышали слова Иисуса и сказали: "Никогда человек не говорил так, как Этот Человек" (Ин. 7:46). Видя Его смирение, они восклицали: "Воистину Он был Сын Божий" (Мф. 27:54). Вспоминая Его слова, они сделали вывод: "Не горело ли в нас сердце наше, когда Он говорил нам на дороге и когда изъяснял нам Писание?" (Лк. 24:32). Тем не менее большинство людей не захотели принять Его.

Он был светом, сиявшим во тьме, но "тьма не объяла его" (Ин. 1:5). Зло попыталось затмить и погасить Его, и Он в самом деле почти три дня был заслонен от наших глаз. Однако Звезда, взошедшая из дома Иакова, взошла и из гроба Иосифа. На короткое время Христос исчез из поля зрения, но лишь для того, чтобы потом засиять еще ярче. И Он продолжает светить. Он светит даже тогда, когда время и обстоятельства заслоняют от нас последнюю надежду. Мы обнаруживаем, что Иисус "в высшей степени реален... и являет Собой то Начало, Которое развивается на протяжении всей вечности, будучи неподверженным остановкам и упадку" ("Библейский иллюстратор", т. 23, с. 755).

Праведная жизнь Христа освещает Его сущность. Его бескорыстная снисходительность, милосердное исцеление, Его сострадание к нищим, обездоленным и изгоям и Его сопротивление злу, являют любовь, которую наш мир ни до, ни после Христа не видел. Своей жизнью Он вознесся над всеми, потому что делал то, чего не делал никто другой; Иисус жил непорочной жизнью, и ныне Он усиливает наше восхищение и делает нечто непостижимое для нас, делясь Своей изумительной победой с немощными грешниками. Христос явил нам прекрасный характер не только до Своего воплощения. В то время Он был Богом на небесах. Но Иисус показал нам Свой дивный характер, живя на земле в человеческом естестве. Он, наша Звезда, прекрасен всегда, разъясняя пророчества, открывая Свои принципы и исполняя для Своего народа ранее данные обетования. Христос продолжает сиять. Он "не просто одно из имен, которое мы вспоминаем с нежностью, не просто дорогая реликвия давно ушедших времен, которую иногда молча достают из шкатулки, бережно, с болью в сердце прижимают к груди и поливают горячими слезами безнадежных воспоминаний. Он не заходящий Гесперус, но восходящий Фосфорус, появляющийся на небе вместе с зарей. Он залог возрождающейся жизни, усиливающегося света, в Нем все энергии и прелести счастливого дня" (там же).

Мы, смертные, по-прежнему находимся в рабстве плотских законов, предвещающих нашу неминуемую кончину. Где живет грех, там царствует смерть, а где владычествует смерть, там пребывает тьма. Мы жаждем увидеть рассвет яркого мира, в котором не будет ночи и беззаконие не возникнет вновь, в котором время перейдет в вечность, а Агнец будет вечным светом. Мы не оставляем надежду, зная, что "вечером водворяется плач, а наутро радость" (Пс. 29:6). Вернейший признак наступающего рассвета - необычайный свет Его явления.

Христос - наша праведная утренняя Звезда.

Окна на, Его присутствие

Христос - наш праведный Хлеб предложения

"И стол хлебов предложения накроют одеждою из голубой шерсти, и поставят на нем блюда, тарелки, чаши и кружки для возлияния, и хлеб его всегдашний должен быть на нем" (Чис. 4:7).

На столе, стоявшем в северном углу Святого в еврейском святилище, аккуратно были разложены двенадцать хлебов предложения. Иначе их называли "хлебами присутствия", и они всегда должны были лежать на своем месте во время обрядового служения. Христос - это наш праведный Хлеб предложения.

В обрядовом служении в святилище существовало два основных вида жертвоприношений: всесожжения и хлебная жертва, которая в Писании называется хлебным приношением (Лев. 2:1-3). Всесожжения символизировали личную отдачу, приносящий их говорил: "Все, что я собой представляю, принадлежит Господу". Хлебное приношение символизировало жертвенность. Приносящий этим говорил: "Все, что у меня есть, принадлежит Господу". Хлебы предложения относились ко второму виду пожертвований. Каждый из двенадцати хлебов на четыре пятых состоял из чистой пшеничной муки. Хлебы предложения клались в два ряда по шесть буханок в каждом. Оба ряда окроплялись чистым Ливаном, и сосуд с благоуханием ставился сверху на хлеб. Стол, на котором раскладывали хлебы предложения, назывался "чистым столом" (Лев. 24:6). Его изготавливали из дерева ситтим (акации) и обкладывали золотом. Помимо хлебов предложения, на этом столе стояли "блюда, тарелки, чаши и кружки для возлияния" (Чис. 4:7). Хлеб менялся каждую субботу (Лев. 24:8). Священники, заканчивавшие неделю служения, выносили старый хлеб, а новая чреда священников клала на его место свежевыпеченный хлеб.

Наше понимание и оценку служения Христа иллюстрирует и углубляет каждый символ, так или иначе связанный с хлебами предложения. Некоторые моменты, о которых ниже пойдет речь, особенно обостряют наше духовное зрение.

Стол для хлебов предложения изготовлялся из дерева ситтим

Дерево ситтим исключительно прочно и долговечно. Плотность его настолько велика, что оно, по сути дела, непроницаемо. Дерево ситтим обладает большой стойкостью к гниению, на нем практически не остается следов времени, оно неподвержено воздействию насекомых. Эти свойства делают акацию идеальным материалом для долгосрочного и надежного использования. От дерева ситтим исходит приятный аромат.

Долговечность дерева ситтим - привлекательный символ нашего надежного Спасителя. Победа Христа над грехом дает борющемуся человечеству непреходящую надежду. Его смерть за грешников - это вечное благоухание перед престолом Отца.

Стол был обложен золотом

Называемый иногда "чистым столом", стол с хлебами предложения был не только прочным по свойствам древесины и источал приятное благоухание, но, обложенный чистым золотом изнутри и снаружи, он был еще и эстетически привлекательным (Исх. 25:11).

Иисус - наш прекрасный Спаситель. Его отличают приятные качества характера и красивая внешность, слова и поступки, учение и жизнь. Насколько Он красив? Он прекраснее утренней зари, созвездия выглядят бледно, если сравнивать с Ним. В саду страданий Его лик был обезображен, Его благородное тело изъязвлено и изранено терновым венцом и безжалостными ударами бича. Но именно так Христос стал прекраснейшим из всех нас. Именно это мы имеем в виду, когда поем гимн "О дивный мой Спаситель!":

О дивный мой Спаситель! Ты песнь хвалы моей, Единый Утешитель Средь бедствий и скорбей.

О дивный мой Спаситель! Ты песнь хвалы моей, Нет в мире этом друга Дороже и верней.

Лишь Ты - моя надежда Во дни тяжелых бед, И если мрак окружит, Ты даришь сердцу свет.

("Гимны надежды", No 77)

Стол с хлебами предложения был накрыт голубой шерстью

Сверкающее золото стола с хлебами предложения было прикрыто голубой шерстяной скатертью (Чис. 4:11). Во времена Ветхого Завета считалось, что пурпурный цвет имеет два оттенка: голубой и алый. Ткани преобладающе красного цвета, назывались багряницей. Если преобладал синий цвет, то материал считался голубого цвета. Он был приятнее для глаз, хотя и не был столь ярким.

Иисус - это "смягчающее" присутствие Бога среди нас. Если бы Он пришел во всей Своей ослепительной славе, то мы не выдержали бы Его сияния. Он "поступился" Своей славой, затенил Свое сияние, чтобы "обитать" с нами.

На столе стояли чаши или кувшины

Хлебные приношения в святилище часто сопровождались возлияниями (Лев. 23:13). Если всесожжения знаменовали собой посвящение Богу, а хлебные приношения - жертвенность, то возлияния символизировали счастье или отраду. Иисус - источник всех наших радостей. Христос пролил Свою Кровь как "возлияние" за нас пред Богом. Благая весть о нашем искуплении избавляет нас от тревоги и позволяет радостно предвкушать то время, когда Он выпьет с нами чашу на обновленной земле (Лк. 22:18).

Хлебов было двенадцать

Число двенадцать свидетельствует о Божественном избрании. У Иакова родились двенадцать сыновей, потомки которых образовали двенадцать колен Израиля. Со дна Иордана было поднято двенадцать камней в память об избавлении Израиля из Египта и рождении его как нации. Христос избрал двенадцать учеников в качестве первых защитников Царства Его благодати. У нового Иерусалима двенадцать основании, а на них утверждается двенадцать ворот, через которые войдут верные земли.

Иисус - "Избранник" Отца, Его "двенадцать", Его помазанное орудие спасения. "Сей есть Сын Мой возлюбленный, - провозглашает Отец, - в Котором Мое благоволение" (Мф. 3:17). Благодаря Его жизни, мы становимся избранными и пригодными для вечности.

Хлеб выпекался из чистой муки

В библейские времена зерно перемалывали или разбивали, превращая его в муку грубого помола. Когда зерно находится в колосе, оно само содержит в себе искру жизни, но когда его перемалывают в муку, оно становится пищей и жизнью для других творений.

Иисус - наше зерно, наша чистая мука. Жернова человеческой несправедливости разбили, изранили и перемололи Его тело. Он был сокрушен, чтобы мы имели жизнь. Его лишили жизни, чтобы мы ожили. Смерть Христа делает Его жизнь действенной для нас.

Хлеб поливался Ливаном

Ливан - очень дорогое благоухание. Гораздо дороже мирра и других распространенных видов фимиама.

При его сжигании образуется благоухающее облако, ароматизирующее приношение священника.

Иисус - наше благоуханное присутствие перед Отцом. Наши молитвы имеют силу только благодаря участию Христа в нашем общении с Богом. Его послушание, даже "до смерти", является благоуханием, делающим наши невнятные, запинающиеся молитвы связными, ценными и доходчивыми.

Хлеб предложения постоянно находился во святилище

Священники, которым предстояло совершать служение в течение следующей недели, начинали выполнять свои обязанности во время вечерней жертвы в пятницу, в начале святого Божьего дня. Священники предыдущей чреды должны были оставаться с ними до утренней субботней жертвы. По ее окончании уходящие священники выносили старые хлебы, тогда как новая чреда священников приносила с собой новые, свежеиспеченные хлебы. Не было такого промежутка времени, когда хлеб не лежал бы на своем месте. Таким образом хлеб предложения был хлебом присутствия, "всегдашним" хлебом (Чис. 4:7), "постоянным свидетельством того, что Израиль полагался на поддержку Бога, и постоянным обетованием от Бога, что Он будет поддерживать Свой народ. Нужда Израиля всегда была перед Богом, и Его обетование постоянно было перед ними" (Андреасон М. Л. "Служение во святилище", с. 106).

Иисус постоянно поддерживает нас перед Отцом. Он не дремлет и не спит. Нет такого времени, когда Его не было бы. В Послании к Евреям (7:25) мы получаем заверение, что Он "всегда жив, чтобы ходатайствовать" за нас.

Хлеб предложения съедали

Хлеб съедали священники, которые, как представители народа, ходатайствовали за него перед Богом. Хлеб на столе может выглядеть аппетитно и привлекательно, но только хлеб, усваиваемый организмом, дает силу.

Иисус - наш Хлеб предложения, а поскольку мы теперь являемся народом священников, "священством святым" (1 Петр. 2:5), наш долг - принимать и усваивать Его. Если мы хотим получать энергию от Его присутствия, то нам необходимо ежедневно духовно питаться от Его Слова. Когда мы сосредоточиваемся на Слове Божьем, то усваиваем принципы Христа, принимаем Его любовь и питательные вещества Его слов.

Иисус - Хлеб жизни, сила, посредством которой мы действуем, наш источник вдохновения и энергии, ежедневный родник силы, с помощью которой мы побеждаем и не сдаемся в духовной брани.

Хлеб смешивался с елеем

В Писаниях елей символизировал Святой Дух, "благословенного третьего" в Троице. Он был обещан и послан Христом, чтобы "обличить мир о грехе и о правде и о суде" (Ин. 16:8) и наставить Его народ "на всякую истину" (ст. 13). Святой Дух так же велик и благ, как Христос. В деле искупления Он использует Свое влияние, чтобы прославлять Христа, Который вместе с Ним прославляет Бога Отца. Святой Дух незримо присутствует в хлебах святилища. Хотя Его не видно, Он явно и убедительно участвует в жизни каждого из нас и в жизни всей христианской Церкви. Он убеждает нас во всем, что касается Христа. Он просвещает нас во время учебы, делает нас усердными, направляет нашу веру, дарует нам успех в труде.

Находясь с нами, Иисус много раз произносил фразу "Я семь", и каждая из них динамично иллюстрирует Его любовь к нам и те взаимоотношения, которые мы должны поддерживать, чтобы одержать победу и быть принятыми Отцом. "Я - свет миру", - сказал Он (Ин. 8:12). "Я есмь путь и истина и жизнь" (Ин. 14:6); "Я есмь истинная виноградная лоза" (Ин. 15:1); "Я есмь воскресение и жизнь" (Ин. 11:25); "Я есмь пастырь добрый" (Ин. 10:14). Но ничто не имеет такого значения, как Его утверждение: "Я есмь хлеб жизни" (Ин. 6:35).

Его Слово - это наш источник возрождения и роста. Мы рождаемся свыше от Его Слова и возрастаем от Его Слова. Его Слово приводит нас к покаянию и освящению. Оно подкрепляет, предостерегает, учит и спасает нас. Неудивительно, что псалмопевец воскликнул: "Вкусите и увидите, как благ Господь!" (Пс. 33:9). Неудивительно, что Иеремия мог сказать: "Обретены слова Твои, и я съел их; и было слово Твое мне в радость и в веселие сердца моего" (Иер. 15:16).

Наша потребность в Божьем Слове на редкость удачно выражена в гимне "О Слово Божие":

О Слово Божие,

Отраду ты даешь;

Ты яркий свет в моем пути,

К блаженству ты ведешь.

Сокровище мое,

Путеводитель мой,

В тебе надежду я обрел,

Защиту и покой.

("Гимны надежды", No 23)

Христос - наш праведный Хлеб предложения.

Христос - наш праведный Властелин

"Уста мои будут возвещать правду Твою, всякий день благодеяния Твои; ибо я не знаю им числа. Войду в размышление о силах Господа Бога; воспомяну правду Твою - единственно Твою" (Пс. 70:15, 16).

Властелин или суверен - это человек, наделенный абсолютной властью и имеющий право распоряжаться жизнью других людей. Властелин не имеет себе равных и ни с кем не делит свои полномочия. Он управляет один. Подданные - это люди, живущие под его властью. Они почитают его и во всем подчиняются Ему. Христос - наш праведный Властелин.

Христос - наш Властелин и Творец

Согласно Писаниям в центре творения стоит личность Христа. "Он [Христос] сказал, - и сделалось; Он повелел, - и явилось", - пояснил псалмопевец (Пс. 32:9). "Им создано все, что на небесах и что на земле... все Им и для Него создано", - добавил Павел, говоря о Христе (Кол. 1:16). Наш Господь существовал от вечности. Он был с Богом Отцом в "безначальном начале".

Он праведный Сын Божий, воплощение Отца, Единородный, великий "Я Есмь", Которому ангелы обязаны своим сотворением, за что они воздают Ему славу и совершают радостное служение.

Мы, люди, также славим Его творческую силу. Мы славим Его не только потому, что сила Христа неподвластна нашему пониманию, ведь то немногое, что мы все-таки можем понять, дивно по форме и предназначению. Мы прославляем Его творчество, потому что Его движущая сила недоступна нашему разумению, а проявления Его творческой силы поражают наше воображение и приводят нас в неописуемый восторг. Когда мы взираем на звезды, луну и другие дела Его рук, то восклицаем с Давидом: "Господи, Боже наш! как величественно имя Твое по всей земле!" (Пс. 8:2). Находясь под впечатлением красоты и необъятности природы, изумленное творение вынуждено признать:

О Ты, пространством бесконечный

Живый в движеньи вещества,

Теченьем времени превечный,

Без лиц, в трех лицах Божества!

Дух всюду Сущий и Единый,

Кому нет места и причины,

Кого никто постичь не мог,

Кто все Собою наполняет,

Объемлет, зиждет, сохраняет,

Кого мы называем - Бог!

Измерить океан глубокий,

Сочесть пески, лучи планет

Хотя и мог бы ум высокий, -

Тебе числа и меры нет!

Не могут духи просвещенны,

От света Твоего рожденны,

Исследовать судеб Твоих:

Лишь мысль к Тебе взнестись дерзает, -

В Твоем величьи исчезает,

Как в вечности прошедший миг.

(Державин Г. Р., отрывок из оды "Бог" (1780- 1784). - В сб. "Бог и человек в русской классической поэзии XVIII-XX веков". С.-П., 1997)

Христос - наш Властелин-Искупитель

"Тот, Кто вне времени, воспринял плоть и кровь!" Это самая славная мысль. Мы испытываем благоговение перед возвышенными свойствами Того, Кто праведен "во всех путях Своих" (Пс. 144:17). Его сила, Его знание, Его мудрость - все это непостижимо для нас. Но ничто из вышеперечисленного не в состоянии взрыхлить невозделанную почву наших окаменелых сердец. Это может сделать только Его праведная любовь, осознание того, что Властелин Вселенной снизошел к нам и стал Властелином нашей жизни, что Бесконечный проявил интерес к нам, смертным. Именно это сокрушает наши сердца и побуждает сказать:

"Мне непонятно, как Ты можешь Так высоко меня ценить И быть таким чудесным Богом. Но это свет для сердца моего".

Христос царствует над мириадами миров, не запятнанных грехом, и Ему вовсе необязательно предъявлять права на нашу отступившую планету, эту единственную "заблудшую овцу", грязное гетто греха, единственное отклонение от нормы, бросающее тень на дело Его рук. Но Он хочет спасти нас! Он предъявляет на нас права, как на Свою собственность. Мы - Его законные подданные. Благодаря могущественным делам Своей любви, Христос, Господин творения, стал Властелином нашего искупления.

Мы отчаянно нуждаемся в Искупителе, потому что все мы рождаемся грешниками. "Вот, я в беззаконии зачат, - сокрушался псалмопевец, - и во грехе родила меня мать моя" (Пс. 50:7). Из-за наших прародителей, согрешивших в Едеме, мы подчинились природе сатаны и стали подданными его земного владения. В духовном смысле мы все - "мертворожденные". Мы мертвы для праведности, мертвы для послушания, мертвы для Божьих путей и Божьей воли. От самого рождения мы жертвы "наследственного зла", пленники поврежденных генов, прикованные к порокам, которые развиваются в нас вследствие постоянного их повторения. Мы раболепно переходим от одной нехорошей привычки, со всеми вытекающими из нее последствиями, к другой. Наш аппетит необуздан, суждения ошибочны, воля слаба. Мы не знаем воли Божьей, не исполняем ее и, что еще хуже, не переживаем об этом, нам все равно! В сатанинском царстве мы являемся пленниками обмана, заблуждений и обольщения. Сатана никогда не выполняет своих обещаний. Служение ему никогда не бывает радостным. Его приоритеты всегда неразумны и нелогичны. Он лжец и демагог, обманывающий и губящий людей своей тиранией. Но сатана является нашим владельцем от рождения и по праву претендует на нашу покорность ему.

Только Властелин-Искупитель может произвести перемену в нашей жизни. Только благодаря чуду рождения свыше совершается наше спасение, и из рабов зла мы изменяемся в подданных праведности. По словам Павла, Бог через Христа буквально избавляет нас от "власти тьмы" и вводит "в Царство возлюбленного Сына Своего" (Кол. 1:13). Однако переход от смерти к жизни нельзя считать необратимым. Страницы истории изобилуют печальными примерами людей, которые, спасшись от царства зла, затем были обмануты вновь, падали духом в испытаниях и страданиях и добровольно возвращались к сладкому, но ядовитому луку и чесноку своего прежнего рабства (Чис. 11:5).

Иисус предупреждал: "Никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадежен для Царствия Божия" (Лк. 9:62). Петр, используя образный язык, осуждает тех, кто, начав во Христе, возвращается назад, как "пес возвращается на свою блевотину" (2 Петр. 2:22). Царствование Христа в наших сердцах условно, поскольку наше обращение условно. Мы вступаем в новые взаимоотношения через самоотдачу, которая никогда не бывает полной. Начального опыта недостаточно, если мы, подобно разбойнику на кресте, не умрем сразу после исповедания грехов. Если же наша жизнь продлится, мы должны быть настойчивы, поддерживая в себе любовь и доверие. Рожденные мертвыми во грехе и умершие для греха в момент обращения, мы должны "каждый день умирать" на протяжении всей жизни.

Свержение сатаны и воцарение Христа на престоле нашего сердца не является бесповоротным событием. Христос царствует на условиях, изложенных в Его Слове и явленных в жизни каждого верного подданного. Он требует абсолютного и безоговорочного послушания. Владычество Христа требует от нас полной покорности. Он есть Бог ревнитель. Христос, наш Властелин, не разрешает нам иметь разделенное подданство. Сердце, расходующее даже самую малую толику энергии любви на прежние похоти или на вновь приобретенные пороки, или не желающее идти на какую-либо жертву любви в нынешнем служении, недостойно Его присутствия. Наш Властелин-Искупитель может сохранить нас. Он обязательно это сделает. Он обещал, что никто не сможет похитить нас из руки Его Отца (см. Ин. 10:29). Но частичная самоотдача не принесет желаемых результатов. "Никто не может служить двум господам", - сказал Христос (Мф. 6:24). Мы не вправе позволить себе роскошь иметь "нейтральную полосу" на границе между двумя царствами, демилитаризованную зону, в которой не властвует ни Христос, ни сатана. Мы не можем претендовать на двойное гражданство или дипломатический иммунитет. Точно так же мы не в состоянии спрятать какую-то скрытую часть своей натуры; даже если нам, подобно Ахану, удастся скрыть какой-то тайный порок от глаз окружающих, это не значит, что Бог его не видит. "Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим", - призывает Властелин-Искупитель (Мф. 22:37). Наш единственно приемлемый отклик на этот призыв таков: "Все я отдаю; все Тебе, мой Искупитель, все я отдаю". Важно, чтобы "эта мысль была в полной мере осознана каждым: если мы принимаем Христа как Искупителя, то должны принять Его как Владыку. Мы не можем иметь уверенности и совершенного упования на Христа, как нашего Спасителя, пока не признаем Его нашим Царем и не будем послушны Его заповедям" ("Вера и дела", с. 16).

Владычество Христа требует от нас полной зависимости. В Божьем Царстве существуют определенные, справедливые и праведные законы. Они отражают Его характер и весьма отличны от тех, которым желает следовать наша плоть. У нас нет святой плоти, однако мы можем и должны иметь святые желания, то есть желать только то, что угодно Богу. Но до тех пор, пока "смертное не облечется в бессмертие" (1 Кор. 15:53), мы не будем жить в святой плоти. А это значит, что наше спасение зависит исключительно от высшей силы.

Да, мы растем, прогрессируем, движемся вверх по лестнице благодати и послушания. Мы приносим плоды праведности: любовь, радость, долготерпение, благость, милосердие, веру. Но это происходит отнюдь не потому, что в нас живет нечто доброе. Нам удается это, потому что Христос контролирует и удерживает наши желания. Когда Он Своим Духом управляет нашей жизнью, мы уже не исполняем вожделений плоти, но живем по Духу (Гал. 5:25). Благодаря пребыванию в Нем, мы "не можем грешить" (1 Ин. 3:6, 9). Мы побеждаем мир, так как рождены от Бога по вере (1 Ин. 5:4). Если в нас происходят такие благотворные процессы, то как объяснить нашу потребность в защитнике, постоянно ходатайствующем перед Отцом о нашем прощении? Если мы уже больше не грешим, зачем нам нужно заступничество Христа?

Заступничество Христа необходимо потому, что хотя верующие, описанные в 1 Ин. 3:6,9, перестают вести греховный образ жизни, они продолжают ошибаться. Хотя иногда они падают, грех не является их "привычным" состоянием. Это становится понятно из следующего высказывания: "Хотя последователи Христа согрешали, они не отдавали себя во власть зла" ("Свидетельства для Церкви", т. 5, с. 474). Мы, христиане, не планируем, не обдумываем и не вынашиваем беззаконий; вместе с тем, мы все "не соответствуем Божьему идеалу" (Рим. 3:23 - др. пер.). Неудивительно, что Елена Уайт писала: "Нам следует помнить, что наши пути не безупречны. Мы снова и снова совершаем ошибки... Никто не совершенен, кроме Иисуса. Подумайте о Нем и перестаньте очаровываться собой" ("Чтобы мне познать Его", с. 136). Главным в нашем состоянии является то, что даже когда мы не согрешаем (т. е. не проявляем непослушания), мы тем не менее остаемся грешниками, поскольку "не живет доброе" в плоти нашей (Рим. 7:18). А что же живет в нашей плоти? Только худое: наша от самого рождения падшая природа, наша испорченность и предрасположенность ко злу, которая, хоть и покоряется после обращения, неустанно стремится возродиться и взять все под свой контроль.

Жан Кальвин был прав, когда, описывая дилемму, стоящую перед святыми, заметил: "Хотя грех перестает царствовать, он продолжает жить в них и постоянно бороться за первенство" ("Наставления в христианской вере", с. 10). Отсюда наша полная зависимость от Иисуса и как следствие радостное открытие, суть которого в том, что хотя мы никогда в полной мере не созреем духовно в этой жизни, тем не менее Иисус никогда и ни при каких обстоятельствах не оставит нас. Христос не оставляет Свое место в нашей жизни и не изгоняет нас всякий раз, когда мы ошибаемся. Он судит о нашем характере, который "открывается не в случайных добрых или злых делах, а в том, что он [человек] обычно говорит и делает, в общей направленности его жизни" ("Путь ко Христу", с. 57, 58). И, наконец, Он дает нам самый щедрый из всех даров, вписывая Свою праведность в наши учетные книги, когда в этом есть нужда. Об этом идет речь в следующем высказывании: "Только верой грешник может достичь праведности. Это единственный способ. Верой он может принести Богу заслуги Христа, и Господь положит послушание Своего Сына на счет грешника. Праведность Христа принимается вместо неудач человека" ("Избранные вести", т. 1, с. 367).

Христос - наш милосердный Властелин

Наш Властелин требует от нас решительных усилий. Неверно думать, будто дар Его заслуг избавляет нас от необходимости прилагать усилия. Данное утверждение хорошо обобщил Меланхтон, когда сказал: "Спасает одна лишь вера, но спасающая вера не одинока".

Мы не пассивные участники драмы искупления и не сможем оказаться без пятна и порока в Его ослепительном присутствии, если не будем со своей стороны прилагать усилия. Напротив, Иисус велит нам усердствовать в процессе спасения (Мф. 11:12). По словам Павла, мы должны "со страхом и трепетом совершать свое спасение" (Флп. 2:12). Христиане обязаны воинствовать, наступать, подвизаться, бороться, проходить поприще и сражаться с князем тьмы. Своими добрыми делами мы повергаем сатану в уныние, отвергая его желания; мы делаем угодное Отцу, почитая Его Закон; мы восхищаем нашего Спасителя, следуя Его примеру, так как Он Тот, Кто дарует нам прощение. Но наши плоды не спасают нас. Это может сделать только праведность Христа. Наши дела радуют небо, но не обеспечивают нам доступ туда.

Однажды, когда мы не только освободимся от "осуждения", но и не будем более "разлучаться" с Господом, наша борьба закончится. Тогда мы сможем повторить слова Павла: "Подвигом добрым я подвизался, течение совершил, веру сохранил" (2 Тим. 4:7). Претерпев все "до конца" (Мф. 24:13), мы услышим радостные слова: "Хорошо, добрый и верный раб!" (Мф. 25:21). Эти слова описывают нашу настойчивость и усилия в Царстве благодати, но не нашу пригодность для Царства славы. Мы становимся пригодными исключительно благодаря Крови примирения и жизни освящения, которую прожил вместо нас наш милосердный Раб-Властелин.

Королевская власть нынче не в моде во многих странах мира. Восстание народа против деспотизма, произошедшее во времена Великой французской революции, привело к уничтожению монархии как мировой системы правления. Немногочисленные случаи монархической власти в наше время - это скорее дань канувшим в Лету традициям, династиям и обрядам. В Европе и других частях мира осталось немало богато украшенных зданий, демонстрирующих образ жизни вчерашних королевских и императорских домов. Одним из наиболее впечатляющих является расположенный к северо-востоку от Мадрида Королевский монастырь в Эскуриале, в Испании. Там, в изысканно украшенной, роскошной ротонде под названием "Пантеон" лежат высохшие мощи многих королей и королев Испании. Каждый из двадцати двух обложенных золотом гробов покоится на четырех тяжелых бронзовых львиных лапах. В центре каждого гроба, на позолоченной дощечке, объемными черными буквами написано имя монарха, останки которого в нем хранятся. В "Пантеоне" покоятся великие императоры, начиная с Карла V, святого Римского императора (1500-1558), и заканчивая королем Альфонсом XII (1857-1885), и королевы от Изабеллы I (1451-1504) до Изабеллы II (1830-1904). "Пантеон" производит большое впечатление. Воображение живо рисует трубачей гвардейцев в средневековой форме, гарцующих белых жеребцов и восседающих на них могущественных монархов, имевших неограниченную власть над своими подданными. Их боялись и перед ними благоговели. Но теперь, после смерти, все, что от них осталось, - это голая статистика, холодные цифры. На их останки с любопытством глазеют пришедшие им на смену поколения и не могут понять, что же сделало бывших властителей такими могущественными и влиятельными.

Но с Иисусом дело обстоит иначе. Наш праведный Властелин всегда с нами. Он вечно живущий Царь. Паломники отмечают место Его захоронения, но им не надо обкладывать золотом Его гроб, потому что Его там нет. Иисус умер, но Он не остался в могиле. Тот, в Ком обитала вся полнота Божества телесно, заснул в смерти, но смерть не заснула в Нем. Он воскрес и вознесся на высоту, прославленный и торжествующий. Наш праведный Властелин не получил признания при рождении и утешения в момент смерти. Но когда Он вернулся к Своему престолу, то буквально утонул в звуках радостного пения и славословия обожавших Его ангелов. Сейчас наш Государь совершает служение Первосвященника, Который "всегда жив, чтобы ходатайствовать" за нас (Евр. 7:25). Его священническое служение обусловливается тем фактом, что мы будем иметь греховную природу до того момента, когда облечемся в бессмертие. "Ходатайство Христа за человека в небесном святилище - такая же неотъемлемая часть плана спасения, как и Его смерть на кресте" ("Великая борьба", с. 489).

Еще немного и борьба на нашей земле окончится, и тогда Он объявит: "Святой да освящается еще" (Откр. 22:11). Вскоре Он, по образному выражению сочинителя гимнов Исаака Уотса, "воцарится там, где солнце успешно проходит свой путь; и Царство Его от края до края земли, до тех пор, пока луна не перестанет убывать и прибывать" ("Сборник церковных гимнов", с. 317). Тогда мы, благодарные подданные, объединимся с небесными ангелами и всем творением в вечном восхвалении Его в песнях любви и восторга. Нашим припевом будут слова: "Достоин Агнец закланный принять силу и богатство, и премудрость и крепость, и честь и славу и благословение" (Откр. 5:12).

Христос - наш праведный Властелин.

Христос - наше праведное Семя

"Но Аврааму даны были обетования и семени его. Не сказано: "и потомкам", как бы о многих, но как об одном: "и семени твоему", которое есть Христос" (Гал. 3:16).

Семя - это ядро жизни и, в сущности, это тайна, посредством которой любая одушевленная тварь воспроизводит себе подобных по роду своему. Иисус - наше праведное Семя.

Христос - праведное Семя рода человеческого

В своем впечатляющем приветствии к Римской церкви Павел сказал о Христе следующее: "Павел, раб Иисуса Христа, призванный Апостол, избранный к благовестию Божию, которое Бог прежде обещал через пророков Своих, в святых писаниях, о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти" (Рим. 1:1-3). Задолго до рождения Христа Бог сказал Аврааму: "И поставлю завет Мой между Мною и тобою и между потомками твоими после тебя в роды их, завет вечный в том, что Я буду Богом твоим и потомков твоих после тебя; и дам тебе и потомкам твоим после тебя землю, по которой ты странствуешь, всю землю Ханаанскую, во владение вечное; и буду им Богом" (Быт. 17:7, 8). Через народ израильский, потомков Авраама, все народы земли получили благословение. Евреи в своих учениях передали законы Бога. С помощью драматического служения во святилище они сохранили познание о плане спасения. Но самым почетным их вкладом в дело спасения стало то, что от них произошел по плоти Христос, обетованный Мессия.

Матфей, тщательно проследивший все подробности Его родословной, назвал Иисуса сыном Давида и Авраама (Мф. 1:1). Старательно перечислив все поколения потомков Авраама, Матфей закончил свой список так: "Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос" (ст. 16). Но автор Евангелия тут же поясняет, что вклад Иосифа был скорее юридический, чем биологический: "Рождество Иисуса Христа было так: по обручении Матери Его Марии с Иосифом, прежде нежели сочетались они, оказалось, что Она имеет во чреве от Духа Святого" (ст. 18). Лука приводит слова ангела: "Дух Святой найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим" (Лк. 1:35).

Дух Божий, создавший все творение из пустой земли, произвел воплощение Сына Божьего от непорочной Девы. Христос пришел к нам как Богочеловек. Это чудо Вифлеема. Никогда не будет подобного Ему. Он мог бы прийти к нам энергичным юношей или молодым человеком, готовым активно начать свою деятельность, но Он появился, как и все люди, беспомощным Младенцем. Через утробу Марии Христос пришел в мир "нашим" способом, связав Себя с нашей "природой". Дева зачала, и именно так Он стал нашим праведным человеческим Семенем.

Христос - наше праведное и святое Семя

Праведность Христа превосходит праведность Его предков. Давид, на которого Нафан указал обличительным перстом; Иаков, чья напряженная борьба была вызвана осознанием вины; даже Авраам, чье неверие привело к появлению на свет сына, потомки которого и по сей день ожесточенно враждуют с потомками его брата - все эти гиганты истории, предки Иисуса по плоти, были грешниками.

Но Христос был безгрешен. В отличие от Своих предков, Христос был совершенным Ребенком и Святым Мужем. Его жизнь была безупречной (1 Петр. 2:22, 23). Он превозмог все невзгоды и испытания без единого намека на непослушание. Ни одна из слабостей его земных прародителей не лишила Его святости. Он пришел как наше праведное и святое Семя и Таким остался.

И мы, "как возрожденные не от тленного семени, но от нетленного, от слова Божия, живого и пребывающего во век" (1 Петр. 1:23), уподобляемся Его образу. Влияние Христа на нашу жизнь выражается не просто в обостренном мышлении и общественных добродетелях. Его плод - святость. Тот, Кто установил закон "причины и следствия", и постановил, что каждое творение воспроизводит себе подобных, делает то же самое в наших сердцах. Его дети - это "деревья праведности", и в них Святое Семя производит "плод святости". Павел свидетельствовал об этом, когда сказал: "Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу, плод ваш есть святость, а конец - жизнь вечная" (Рим. 6:22). Исайя пояснял: "...как от теревинфа и как от дуба, когда они и срублены, остается корень их, так святое семя будет корнем ее" (Ис. 6:13). А вот как Иоанн Креститель предостерегал называющих себя верующими, в ком Семя не пустило корней: "Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь" (Мф. 3:10).

Но Христос не хочет, чтобы с нами случилось подобное. Мы все избраны и призваны быть Его царским семенем. Мы приглашены быть частью нового Израиля, Его вселенской духовной семьи. В конце концов, "не тот Иудей, кто таков по наружности, - сказал Павел, - и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но тот Иудей, кто внутренне таков, и то обрезание, которое в сердце, по духу, а не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога" (Рим. 2:28, 29).

Чудо святости нельзя исследовать с точки зрения человеческой логики или естественной науки. Это неотъемлемая часть тайны благочестия. Мы не можем объяснить ту переориентацию в жизни, то изменение в мыслях и желаниях, которые производит Святой Дух, но мы снова и снова видим, как происходит эта перемена, и знаем, что она реальна. Как биологическое семя сначала пускает корни в землю, а потом уже приносит плоды, так прорастает в наших сердцах и духовное семя, давая сначала росток, потом листья, затем стебель, ветви, лозу и, наконец, плоды святости.

Христос - наше праведное Семя жатвы

Жатва, то есть время собирания урожая, в Библии символизирует конец мира. Наш Господь ясно говорил о последней жатве. Он повелит Своим ангелам-жнецам: "Соберите прежде плевелы и свяжите их в связки, чтобы сжечь их; а пшеницу уберите в житницу мою" (Мф. 13:30). Его изломленное, кровоточащее тело - это семя жизни, делающее возможным воскресение. "Истинно говорю вам, - сказал Христос, - если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода" (Ин. 12:24). Христос - вот то пшеничное зерно, что упало в землю. Он есть зерно, посеянное в борозды пашни. Он пришел в наш мир, имея в Себе "жизнь, изначальную и незаимствованную" ("Избранные вести", кн. 1, с. 296). Эти свойства Он унес с Собой в могилу. Христос, наше жатвенное Семя, сохранил в месте Своего упокоения все те полномочия, которыми Он обладал при сотворении мира, когда "Он сказал, - и сделалось; Он повелел, - и явилось" (Пс. 32:9). Тело, помещенное в новую гробницу Иосифа, было не менее доблестным, чем живой Господь, создавший множество миров. Но если бы Он остался в земле, то не могло бы быть и последней жатвы. "А если Христос не воскрес, - пояснял Павел, - то и проповедь наша тщетна, тщетна и вера наша... Но Христос воскрес из мертвых, первенец из умерших. Ибо, как смерть через человека, так через человека и воскресение мертвых" (1 Кор. 15:14, 20, 21).

Мы не можем до конца понять воплощение или воскресение. Эти явления выше человеческого понимания. Но одно мы знаем наверняка: могила нашего святого

Семени пуста. Он воскрес! Христос воскрес не только потому, что Его позвал Отец или трубный звук ангела. Он восстал из могилы во исполнение пророчества, произнесенного Им Самим: "Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его" (Ин. 2:19), "ибо как Иона был во чреве кита три дня и три ночи, так и Сын Человеческий будет в сердце земли три дня и три ночи" (Мф. 12:40).

Только будучи праведным Семенем человечества, Христос мог претендовать на то, чтобы стать нашим жатвенным Семенем. Потому что каждое семя производит плод по роду своему. Семя нечеловеческого происхождения производит соответствующий урожай, несвятое семя - несвятой урожай. Но поскольку Иисус - наше святое, человеческое Семя, Он произведет дивный урожай - святой народ, искупленных святых, которых "никто не может исчислить". Когда произойдет это воскресение, эта жатва? "Когда же созреет плод, - сказал Христос, - немедленно посылает серп, потому что настала жатва" (Мк. 4:29). Состояние живой Церк-6и предопределит время жатвы. Со страстным желанием "Христос ждет этого в Своей Церкви. Когда характер Христа полностью отобразится в Его народе, Он придет, чтобы назвать их Своими" ("Наглядные уроки Христа", с. 69).

"Полностью отобразится?" Как это может произойти, если самое большее, на что мы надеемся, - это неопределенное состояние, которое мы называем "относительным совершенством", и если мы обманываем себя, когда говорим, что не имеем греха, как пишет об этом Иоанн (1 Ин. 1:8)? Подобное отображение кажется невозможным, но оно возможно. То, что это не является нашим общим опытом сегодня, - результат принятия альтернативных ценностей этого мира. Праведное Семя не виновато в том, что в нашей жизни и характере остается много изъянов; это одновременно говорит о нашей светскости, и о великой любви Христа, Который Своей одеждой прикрывает наше состояние внутренней борьбы. Христос, наше праведное Семя, дал нам пример, абсолютно совершенную жизнь - совершенную по природе, по мотивам и по конкретным делам. "Мы не можем сравняться с Образцом" ("Свидетельства для Церкви", т. 2, с. 549). Однако вы и я в состоянии даже сейчас иметь "христианское совершенство души" ("Избранные вести", т. 2, с. 32). То есть мы можем иметь полное прощение грехов и полностью отдать Богу свою волю, как этого требует Небо. Но до Его пришествия мы не станем абсолютно совершенными по природе и делам. Долгосрочные тенденции развития нашего человеческого состояния, то есть несвятой плоти, как бы мы их ни сдерживали и ни усмиряли, продолжают осквернять наши самые яркие дела, в результате чего даже возвышенное наше послушание - как "запачканная одежда" (Ис. 64:6).

Когда вернется Христос? Когда Его дети "полностью отобразят" Его характер? Когда будет устранено "колеблемое", чтобы "пребыло непоколебимое" (Евр. 12:27). Когда искупленные из числа людей будут "непорочны пред престолом Божиим" (Откр. 14:5). Только тогда Его запечатленные дети в совершенстве воспроизведут характер Христа.

Для Него это станет сигналом к пришествию. Жатва созреет. Посеянное Им семя произведет совершенную работу "по роду своему" в сердцах доверяющих Ему святых. Но даже и тогда наша несвятая плоть, ибо мы остаемся грешниками даже когда мы не грешим, - обусловит нашу потребность в Его одежде, прикрывающей наше несовершенство. Слова "хорошо, доб-рый и верный раб... войди" (Мф. 25:21), которые услышат спасенные, будут означать только то, что Христос одобряет наши успехи, но не признание Им "нашей" праведности.

Праведная жизнь Христа, подтвержденная Его воскресением, - вот декларация нашего спасения. Его вы--ход из могилы - доказательство того, что Небо прини-мает Его служение за нас. Это также напоминание, что нам надо принять Его победы как прочное покрывало, а Его обещание вернуться - как самую яркую нашу на-дежду. Вместе с тем мы дорожим Его молитвой за нас: "Я в них, и Ты во Мне; да будут совершены воедино" (Ин. 17:23). Мы, Его растущие, доверяющие последователи, знаем, что на эту просьбу дается ответ в нашей жизни. Неопровержимое доказательство нашего единения с Ним мы видим в том, что возрастаем в благодати, хотя и прикрыты Его праведностью. И мы вправе сделать вывод:

"Христос - Хлеб правды, нам необходимый, И голос праведный в сердцах. Он - истина, которую приемлем И наше праведное Семя".

Христос - наше праведное Семя.