Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 19 апреля 2024
Главная Дети Работа с трудными детьми Чем отличается здоровый ребенок от травмированного?
Чем отличается здоровый ребенок от травмированного? PDF Печать Email

Чем отличается здоровый ребенок от травмированного? Здоровый ребенок открыт для общения с взрослыми и друзьями. Он говорит все, что думает, и знает, что его поймут. Он знает, что никто не будет смеяться над ним. У него есть дом и любящие родители, у него есть друзья, с которыми он любит общаться. Что бы ни произошло в его жизни, он всегда открыт. Это здоровый ребенок.

Есть категория детей, у которых что-то происходит в жизни. Это здоровый ребенок, но он травмирован: произошла какая-то потеря. Он уходит из дома; умирает кто-то из его близких и т.п. Оказываясь на улице, он попадает под чужое влияние, его эксплуатируют.

Сначала насилие, потом потеря, а потом эксплуатация.

Связь с семьей потеряна. Ребенок испытывает страх, протест и печаль. Это нормальная реакция. Когда у нас умирает близкий человек, мы тоже испытываем страх от того, что потеряли человека, и остались одни. Ребенок боится суеверным страхом, потому что дети не знают, что существует вечная жизнь, что впереди ждет любовь Иисуса Христа. Дети этого не знают и очень боятся сами умереть. В их жизни происходит внутренний протест: почему это случилось именно со мной? почему умер мой папа? почему мама с папой развелись? Ребенок протестует против того, что происходит в его жизни. Ему не нравится то, что происходит. Ему себя становится жалко, он печалится. Это обычная реакция на травму.

Если у ребенка остается при этом связь с семьей и есть люди, которые могут поддержать его, то он здоров. Вспомните себя. У каждого в детстве были психологические травмы. Они восстанавливались, потому что вы были не одни.

Что происходит с ребенком, который травмирован? На схеме нарисован «треугольник хаоса». Что это значит? Хаос происходит в жизни ребенка и в нем самом, потому что он не понимает, кто он, что он, где он. Ребенок оказался на улице. Он попал в совершенно незнакомую обстановку. Его окружают враждебные для него люди. Они не знают его, не любят его. Ребенок лишился привычного, все настораживает его - хаос внутри самого ребенка. Он не находит поддержки в семье, никто не заботится о нем: мать пьет, отец ушел из дома - у него другая семья или другие женщины. Ребенок один, а вокруг хаос. У него была школа, но он перестал учиться. Нет налаженной системы жизни, нет взаимоотношений с обществом, т.е. в данном случае общество отвергает его.

Появляются следующие симптомы:

üАгрессивность. С одной стороны агрессия его защищает, но от агрессии он получает еще больший стресс, депрессию, потому что окружающие его подростки агрессией отвечают, а взрослые за агрессию его наказывают. Если ребенок агрессивен, он дерется, пинается; может стул сломать или еще что-то.

üРегрессия. Ребенок подсознательно становится как бы маленьким: начинает писаться, возвращается в ту стадию своего детства, где он был нормальным, где рядом был взрослый, который мог его защитить. Сейчас он беззащитен, поэтому он может начать писаться; не говорить, а лепетать, как ребенок. Это и есть регрессия. Если вы вдруг увидите, что 15-летний ребенок ведет себя как маленький, то это симптом полученной им психологической травмы.

üПсихосоматические симптомы. Они показывают, как психика влияет на наше тело и на самочувствие. «Сома» - тело. У ребенка могут начаться головные боли, расстройство желудка и т.п. У каждого из нас может быть такое, я знаю по себе. Если я волнуюсь, например, перед экзаменом, у меня начинает болеть живот и просыпается голод. Таким образом, психика действует на мое тело. Так же и с ребенком. У него может возникнуть рвота, расстроиться желудок и т.д. Иногда взрослые начинают его лечить, а он не болен. Часто даже у семейных детей случается это. Когда ребенок начинает беспокоиться, волноваться или просто от усталости у него может повыситься температура. Такова реакция на стресс или травму. Поэтому важно определить - не лечить - а увидеть симптомы и помочь ребенку.

Гораздо хуже дело обстоит с ребенком, у которого вообще нет симптомов. В этом случае ребенок может казаться совершенно нормальным. Он тих, спокоен, не реагирует бурно на происходящее. Когда спрашиваешь, как у него дела, он отвечает, что нормально, что чувствует себя хорошо. На предложение о помощи отвечает, что сам справится. У него все внутри. Очень сложно разговорить такого ребенка. Потребуется много времени, чтобы понять его. Для этого нужно все время находиться рядом. Может быть на первый взгляд вам покажется, что у ребенка вообще ничего не произошло, а он сам по себе такой тихий, Такого ребенка очень трудно распознать.

 

Как понять, что ребенок болен? Прежде всего, узнайте, чем он интересуется. Он не хочет с вами разговаривать?! Тогда наблюдайте за ним, его поведением во время игры, общения с другими детьми, как реагирует на других людей. Чем больше и внимательнее вы наблюдаете, тем быстрее вы, поймете, что происходит с ним, потому что для ребенка играть – естественное занятие. Даже у травмированного ребенка остаются какие-то привязанности - он любит поиграть. Наши дети и подростки очень любят играть на игровых автоматах. Они, несчастные, просят денег на хлеб, а потом бегут играть. У них есть и свои детские занятия. Когда они приходят к нам в центр, у каждого есть свое маленькое дело: один любит складывать мозаику и может сидеть над ней часами; другой любит рисовать. Смотрите за ними внимательно, и тогда вы услышите и увидите многое об этом ребенке.

Посмотрите на дерево. Чем сильнее его корни, тем оно сильнее и тем больше оно приносит плода. На примере дерева видны «причины и следствия». Причин травмы может быть много, но каково следствие, что приводит детей к этой ситуации? Уличная жизнь и безработные родители. Очень многие родители этих детей остались без жилья: пропили, продали, а может быть, просто несчастный случай – обманули при обмене квартиры или комнаты. У человека начинается деградация: ему негде жить, он не может постоять за себя, не может идти в органы добиваться возврата квартиры. В результате человек теряет место жительства, место работы, начинает с горя пить, оказывается на улице вместе с детьми.

Есть масса других причин, по которым ребенок может оказаться на улице. Например, война в родном селении – семья беженцев переезжает на новое место. У нас в городе тоже много беженцев. Есть организации, которые занимаются их жилищным устройством, но, тем не менее, беженцы поначалу живут на вокзалах. Ребенок уже потерял свой родной дом, и с этого момента начинается колоссальное количество потерь. Неизвестно, сколько пройдет времени, пока найдется новое место для семьи. Ребенок оказывается на улице, теряет возможность учиться, поскольку его семья не контролирует его. В результате он уходит сначала из школы, потом из дома. Здесь может сыграть роль то, о чем мы уже говорили – насилие дома.

Есть такие семьи, где родители заставляют детей зарабатывать деньги, а потом их пропивают. Ребенок убегает из такого дома и становится бродягой. В основе могут лежать причины, вызванные природными катастрофами: голод, наводнение, пожар, землетрясение. Ребенок вместе с родителями теряет дом в результате землетрясения или наводнения, и семья начинает бродяжничать. Пока наше государство поможет этим людям! Хорошо, если они потеряли государственную квартиру - тогда еще можно на что-то надеяться. А если приватизированную, то надеяться не на что - никто вам ничего не даст.

В Санкт-Петербург едут люди из разных городов. Они живут на вокзале, думая, что в большом городе они найдут работу, жилье и хорошо устроятся. Так проходят день, два, неделя, месяц, полгода, а они все живут на вокзале. Дети тают с каждым днем прямо на глазах. Многие родители боятся отпускать детей от себя и потерять. Мы предлагаем забрать их ребенка в приют, потому что не может ребенок жить на вокзале. Бедность и нищета приводят к тому, что нечего есть и пить; нет лекарств, чтобы лечить недуги, и дети идут на улицу, потому что здесь легко заработать. На улице они встречают таких же подростков, которые говорят: «Слушай, я в день знаешь, сколько зарабатываю?! Пойдем со мной». Все начинается с малого, а заканчивается тем, что ребенок остается на улице.

Пренебрежение родителей к детям иногда выражается в том, что у работающих родителей остается мало времени на детей - им некогда заниматься с детьми, воспитывать их. Дети предоставлены сами себе, плохо учатся, потому что взрослые не контролируют и не помогают. На улице проходит жизнь заброшенного ребенка. Эмоциональная емкость не заполняется любовью и заботой родителей, и он идет к ребятам, которые заполняют эту пустоту совсем другим.

Распад семьи. Родители расходятся, и ребенок остается сам по себе. У нас был такой случай. Родители в свое время разошлись, и отец настоял, чтобы сын остался с ним. Но ребенок все равно остался никому не нужен, и жил у бабушки. В 15 лет ребенок начал пить, принимать наркотики. Сейчас он лежит в больнице с сильнейшим заражением крови. В течение нескольких лет он страдал от страшной депрессии: не хотел учиться, работать, а только пил. Моя подруга, работающая в нашем центре, пыталась его (это ее племянник) вытащить, но это было очень трудно сделать. Сейчас его жизнь в опасности, потому что его стадия заражения крови очень опасна. Самое страшное в его жизни произошло, когда умерла бабушка. Он сам не был приспособлен к жизни, потому что бабушка всю жизнь его опекала, кормила, поила его на свою пенсию, обстирывала его. Когда он оказался один, он не мог даже чай вскипятить. Когда пришел отец с новой женой, они, чтобы он не пропил все имущество бабушки, спрятали оставшееся. Ему 24 года, он никогда в жизни не чувствовал любви. Дай Бог, чтобы сейчас он выздоровел, возродился и почувствовал необходимость в Божьей любви.

Алкоголь, наркотики. Сейчас много наркоманов-родителей, которые родили детей. Эти дети повторяют путь своих родителей.

Детский труд. У нас это не так развито, что детей заставляют работать. Эти дети работают на себя. Я слышала, что в Узбекистане, это давно практикуется. Детей, которые никогда не учились, вывозят на хлопковые поля и они там работают, как рабы. В Африке и Либерии детей, родители которых умерли или погибли во время бомбежек и стихийных бедствий, в возрасте пяти-шести лет забирают в солдаты. Девочек используют как проституток; маленьких девочек сажают плести ковры. Они не доживают до 10 лет, потому что работают по 12-15 часов в сутки. Это происходит в Либерии - не у нас. Но я слышала, что теперь и у нас, как в Америке, начали использовать детей для порнографии. Это не так широко известно, но то, что девочек 13-15 лет используют в нашем городе, как проституток, это я знаю. Я сама это видела, но не смогла вмешаться, потому что испугалась и не знала, как реагировать. Мы стали молиться за этих девочек. Я не знаю, как сложится их судьба...

У меня есть знакомая девочка. Ей было 17 лет, когда она начала приходить к нам в центр. Она пила. С нами она вела себя очень тихо. Мы с ней разговаривали. Однажды она призналась, что один мужчина возит ее к себе на дачу. Она боялась, что родители могут узнать об этом. Мы пообещали ей, что мы этого мужчину найдем, и не дадим ее в обиду. Мы ходили к следователю. Девочка эта вдруг перестала приходить в центр. Мы ее везде искали, а дети рассказывали, что видели ее пьяной в каком-то ларьке с азербайджанцами. Уровень ее развития был как у 10-летнего ребенка, но, тем не менее, она уже занималась проституцией.

Войны, гражданские и этнические конфликты. Это касается некоторых регионов. Упадок культуры приводит к тому, что дети находятся на грани бедствия и становятся уличными, безнадзорными и беспризорными. Социальные катастрофы, коррупция, отсутствие ресурсов приводят к трагедии в душах людей. Я сама столкнулась в Санкт-Петербурге с коррупцией чиновников. Пришли мы на прием к чиновнику, который отвечает за детскую работу в нашем районе. Мы работаем с детьми и семьями, и он у меня просит взятку. Разговор шел о том, сколько у нас денег, сколько мы можем им дать, сколько можем заплатить за помещение. Разговор шел не о тех детях, которым нужно помогать, а о том, что мы можем дать этому начальнику.

Раньше часто получалось так, что деньги, выделяемые на детские дома, уходили направо и налево. Это тоже причина, которая приводит детей на улицу.

Уличный ребенок испытывает непонимание окружающих, голод, желание выжить, но общество его отталкивает, как мусор, который можно собрать и вывезти за черту города. Раньше так делали с бродягами. У нас в городе очень много бродяг. У своей станции метро я знаю каждого из них в лицо. Думаю, что скоро буду знать их по именам, потому что я у них покупаю газету «На дне», которую я практически не читаю. Она такая же мирская, как и все остальные, в ней печатают все, что хотят, но я покупаю ее, потому что мне хочется помочь этому человеку, который там стоит.

Ребенку нужно общество. Очень часто подростки попадают в банды, которые занимаются грабежом на железных дорогах, продают наркотики и т.д. Ребенок находит себе подвал для жилья. Потом приходят другие ребята и выгоняют его, либо приходит милиция и закрывает подвал. Результат один – он опять на улице. Теперь ребенок должен переходить с места на место, искать себе пристанище. Каждый день он думает, где сегодня будет ночевать?

Проблемы с последующим поколением. У нас есть девочки, много лет прожившие на улице, у них уже родились дети. Эти дети уже бомжи. Попадая на улицу, дети сталкиваются с насилием и эксплуатацией. Часто у родителей покупают детей-инвалидов в колясках, чтобы возить их между машинами по проезжей части, и собирать подаяние. Так используют этих детей. Иногда детей просто крадут. Это страшно. Все эти дети больны, запущены в физическом, психическом и нравственном отношениях. После отравления парами клея у них пропадает память, они не умеют анализировать, логически мыслить. Этот ребенок вырастет и кем он станет, что сможет в будущем делать? Дети начинают дышать клеем и принимать наркотики, чтобы забыться. Они рано начинают жить половой жизнью; часты случаи ранней беременности; совершают мелкие преступления, половое насилие; некоторые больны СПИДом. В моей практике еще не было детей больных СПИДом, слава Богу. С сифилисом были девочки по 12,13,14 лет. Наркоманов обязательно нужно проверять на вирус СПИДа.

Попрошайничество. Это самое простое занятие. У детей вообще нет никаких прав, а особенно у этих. Даже государственные органы не торопятся сделать для них что-нибудь. Государство практически не хочет заниматься этими вопросами.

Отсутствие самоуважения и апатия. Наших подростков называют апатичным поколением. Это внешне, а что внутри - агрессия, неуверенность в себе. Это происходит из-за того, что их никто не любит и не уважает. Поэтому, какие бы корни ни были, все это приводит к потерям. Что мы можем сделать, чтобы помочь детям? Если мы просто проповедуем, евангелизируем, это не поможет. Не потому, что Слово не действенно - оно действенно. Ребенку нужен рядом взрослый человек, который помогал бы ему. Если мы только говорим, но не действуем, для ребенка это ничего не значит. В мире взрослых по-другому: муж звонит из другого города своей жене и говорит: «Дорогая, я так тебя люблю!» Женщина безумно счастлива слышать эти слова, она ложится спать с хорошим настроением. Если папа звонит сыну и говорит, что он любит его, ребенок спросит, почему он звонил и чего он хотел. Слова о любви никак на него не повлияли. Если мы говорим, что мы любим ребенка, мы должны доказать это поступком. В случае с уличными детьми это значит, что мы должны забрать его с улицы, помочь ему.

Общество создало структуру поведения. Для чего Бог дал нам закон? Что первым делом Бог сделал для Своего народа? Он привел их к горе Синай и дал им закон. Потому что до этого они были массой рабов, которые вышли из рабства; толпой, у которой не было закона. Они выполняли то, что им приказывали. Поэтому первое, что Он дал им, был закон. Мы должны его выполнять. Ребенку легче жить, когда есть закон, правила поведения, рамки - он чувствует себя безопасно. Когда ребенок не знает, как поступать, он и ведет себя непоследовательно: сегодня так, завтра иначе. Если ребенок был на улице долгое время, то, прежде всего, он нуждается в рутине дел. Он отвык от той жизни, когда он вставал рано утром, чистил зубы, мама давала ему завтрак, он собирал учебники и шел в школу. Этого нет в жизни уличных детей, но им это необходимо; им нужна повседневная будничная жизнь, которой они лишены; они должны выполнять строгие правила, учиться в школе.

Вместо того чтобы применять дисциплинарные меры, нужно научить детей подчиняться дисциплине. Первое, что мы делали для них - играли с ними, чтобы они учились следовать правилам. Они не умеют выполнять простейшие правила игры - тут же их забывают, и каждый делает по-своему. Тогда мы прекращаем игру, начинаем еще раз. Затем мы пробуем игры, в которых нужно выполнять действия, повторяя за ведущим. Такие игры учат их тому, чего они не умеют делать - следовать правилам.

Нормы поведения, которые мы предъявляем детям должны начинаться с малого и постепенно усложняться. Первое условие для тех, кто только приходит с улицы в центр: ты не должен дышать клеем, не должен курить и ругаться; ты должен прослушать наши занятия, а потом ты будешь накормлен. Придти ты можешь с 10:30-11:30, а позже мы тебя не пустим. Если ты пришел и, позавтракав, хочешь уйти, ты имеешь право уйти, но больше в этот день ты уже не приходишь – можешь придти только завтра. Следующее правило: если тебя устроили в школу, ты имеешь право прийти после школы к нам в центр и заняться делом или домашним занятием. С самого начала дети должны учиться следовать самым элементарным правилам. Развязность в поведении и непорядочность в отношениях не приводят к хорошему.

Для того чтобы помочь ребенку, во-первых, нужно познать, какие чувства испытывает ребенок. Во-вторых - какие потери и утраты были в его жизни. Вы должны понять ребенка и заслужить его доверие. Если он вам не доверяет, он и слушаться вас не будет. Он не будет делать то, что вы от него хотите. Доверие может придти не сразу. Прислушивайтесь к ребенку, а не указывайте ему, что делать. Сначала поставьте ему одно небольшое условие, а потом следующее.

Теперь пришло время подумать о том, как мы могли бы восстановить эти потери и утраты. Если есть возможность сразу устроить ребенка в дом, где он сможет жить, то для него это будет самый лучший вариант – вы сразу изолируете его от этого окружения.

В дальнейшем вы должны заслужить доверие ребенка. Обязательно нужно вмешаться в жизнь ребенка. Если ребенок не посещает школу, продолжает пить и т.п., то вы должны устроить его на учебу, найти для него занятие. Тем самым, вы начнете восстанавливать то, что он утратил.

В Библии заложены все основы. Я занималась педагогикой и психологией, когда была неверующей. И я думала, что ничего умнее люди не написали за все это время. Однажды открыв Библию, я вдруг поняла, что я многое уже знаю. Я поняла, что основы всего заложенного в человеке, дал нам Бог - только нужно знать, когда это умело применить. Какова же должна быть структура для того, чтобы ребенок восстановил то, что растерял? Как вы думаете, какие могут быть структуры?

¨        Дневной центр, где он может заниматься любимым делом, общаться с взрослыми и сверстниками.

¨        Дом или модель какого-то дома (семья).

¨        Больница. Она нужна, чтобы вылечить ребенка от какой-то болезни. Дети в больнице страдают. Помещайте ребенка в больницу только по необходимости.

 

А та структура, которая поможет их воспитанию и развитию?

¨        Школа.

¨        Интернат.

¨        Детский дом.

¨        Клубы.

¨        Творческие или спортивные кружки - любое занятие, где есть влияние на ребенка. Он постепенно начнет учиться.

 

Это та структура, которая необходима ребенку. Дисциплина нужна для того, чтобы ограничивать деятельность детей. Если говорить о нравственном воспитании детей, которые долго прожили на улице, нужно заметить, что они не знают, что такое хорошо, и что такое плохо. Имеем ли мы право требовать от ребенка поступать хорошо, когда он практически не знает, что это. Он считает, что воровать хорошо, потому что это его кормит, дает шанс выжить. Вы скажете ребенку, что воровать плохо, а он вам не поверит. Нужно ему предложить что-то взамен. Но нам нужно воспитывать так, чтобы заложить и развивать в ребенке основы нравственности.

Когда ребенок рождается, он не думает о нравственности. Все, что его волнует, это голод. Если он голодный, он кричит. Это еще преднравственный уровень. За свою жизнь человек проходит через три уровня развития нравственности.

* Первая стадия нравственного развития, когда ребенок думает, что воровать хорошо, потому что я этим кормлю себя; воровать - значит выжить. Он думает только о себе, о своем «Я». Все остальное его не волнует, он - центр всего.

По мере взросления ребенка наши требования к нему возрастают. Нам кажется, что ребенок должен знать, что такое хорошо. Мы должны ребенку говорить и показывать на примере, что хорошо, а что - плохо.

Уличный ребенок тоже, может, слышал, что воровать нельзя. Только он перефразирует это: да, воровать нехорошо, потому что могут быть неприятности. Не у того, у кого он украл, а у него самого - могут забрать в милицию, могут найти и избить те подростки, у которых он украл их вещь. У ребенка такая вера: все, что для меня хорошо, то и правильно. Если он верит, что воровать хорошо, то и поступает так - его суждения и поступки здесь идентичны, потому что он в это верит. В наше время встречается много взрослых с той же мотивацией: красть хорошо, потому что это будет у меня. Человек настроенный только на самого себя совершает зло и не испытывает сожаления.

* Вторая стадия нравственного развития – человек думает о себе и о других. Ребенок думает, что воровать плохо, потому что это против закона «не кради». Ребенок и взрослый исполняют закон общества, которому принадлежат, а общество говорит: не кради.

Но если ребенок принадлежит группе, в которой закон гласит: «необходимо воровать», он доверяет этой группе, доверяет взрослому, который говорит: «Иди и укради». Потому что на определенной стадии ребенок думает, что нужно подчиняться тем, кого ты уважаешь. Ребенок может выполнять как хорошее, если его просит взрослый, которому он доверяет, так и противозаконное. Если этот взрослый человек преступник, и ребенок боится и уважает его, то будет делать то, что говорит ему преступник. На этой стадии развития все зависит от того, с кем находится ребенок, и кто для него авторитет.

Мы - христиане, мы любим Иисуса Христа, мы выполняем то, что угодно Ему, потому что мы Его любим. Нравственность зависит от общества. Если в нашей стране, допустим, нормально, если летом женщина надевает сарафан, обнажая руки, то в мусульманской стране это будет безнравственно. Например, иностранцы смотрят на наших девушек, которые ходят в коротких юбках, и говорят: это безнравственно, потому что в Америке так не принято, зато девушки могут ходить в шортах. В нашем обществе так принято, это нормально.

Меняются законы, меняется общество, меняется нравственность. От окружения ребенка зависит, как он относится к нравственным законам. В зависимости от того, где и с кем он находится, воровство может быть преступлением или обычным делом. Ребенок начинает осознавать свои поступки, когда начинает думать о себе и о том, что хорошо, а что плохо. Некоторые дети уже в два года начинают понимать, что слушаться маму - это хорошо. Но мотивация в нравственных рассуждениях зависит от того, кому ребенок доверяет.

Люди, которые в нашем обществе пишут законы и контролируют их выполнение, сами не по закону поступают. Результат – безнравственное общество. В советском обществе закон гласил, что воровать плохо, а люди тащили с работы в дом все, что могли. У моей знакомой отец говорил так: «Уходя с аэродрома, возьми что-нибудь для дома». Всем казалось это забавным, и мне тоже было смешно. Я видела, что у них на даче действительно все было «с аэродрома». Это было нормально: у кого скрепки на работе, тот нес домой скрепки; у кого мясо – нес мясо. При этом все знали, что плохо воровать.

* Третья стадия - самая важная, потому что необходимо определять принципы нравственности. Для этого откроем Библию. Римл. 2:12-16: «Те, которые не имея закона согрешили, вне закона и погибнут; а те, которые под законом согрешили, по закону осудятся, - Потому что не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут; Ибо когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то, не имея закона, они сами себе закон: Они показывают, что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствует совесть их и мысли их, то обвиняющие, то оправдывающие одна другую, - В день, когда, по благовествованию моему, Бог будет судить тайные дела человеков чрез Иисуса Христа». Эти законы написаны в нашем сердце. Мы нашим сердцем понимаем, что хорошо, а что плохо. Дух Святой нам помогает.

Бывают случаи, когда мы приходим к неверующим родственникам, где принято выпивать. На какой-нибудь праздник они напиваются, и мне все хуже и хуже с ними сидеть за одним столом. Сердцем я чувствую, что они поступают неверно, неправедно. Я так не буду делать, потому что не могу - во мне живет Дух Божий, Он мне указывает, что хорошо, а что плохо. Вокруг меня в обществе воруют, но я не могу воровать и не буду этого делать. Это и есть третья стадия нравственности - когда человек осознает, что вокруг люди поступают неправедно, но сам живет и поступает правильно. Мой старший сын, ему 17 лет, говорит, что когда ребята из его класса вместе собираются, то они все пьют и курят. Я спрашиваю: «А ты?» - «Я что, дурак, что ли?»

На первой стадии человек доверяет себе, т.е. он считает правильным то, что доставляет ему удовольствие и выгоду. Здесь могут быть конфликты, потому что хорошее для одного может быть плохим для другого, и наоборот.

Мы, люди верующие, смотрим на моральные принципы. Закон записан в наших сердцах, и по-другому поступить мы уже не можем. Наша задача подвести ребенка к третьей стадии – осознанию, что если другие ребята в компании пьют, то он пить не должен, потому что это грех и поступок вне закона. Это очень сложно сделать, потому что дети, в основном, пока остаются на второй стадии развития. Ребенку одному в нравственном отношении очень сложно переступить, преодолеть - даже если мы ему помогаем. Подобно тому, как Павел писал: делаю то, что ненавижу. Ребенку нужна поддержка. Нравственное развитие детей намного легче проходит в группе.

Ребенок может подражать взрослому, которого он уважает. Ребенок примет нравственные принципы, которые исповедует этот взрослый человек. Ребенок, с которым мы работаем, должен понять, что мы верим в то, что говорим, и следуем Слову в делах наших. Ребенок должен видеть, как мы живем. Тогда он, как обезьянка, будет повторять за вами.

 

Мы понимаем, что дети на каком-то этапе сами знают, что хорошо, а что плохо. Даже уличные дети это вам расскажут, чтобы только вам понравиться и угодить. Но воспитателю очень важно выяснить, почему это плохо или хорошо, и в чем разница. Воспитатель должен говорить с детьми и тут же объяснять любую возникшую ситуацию. На третьей стадии должно существовать понятие справедливости. Ребенок задумывается: справедливо ли это только для меня или же и для других тоже. Можно сказать, что самый высший уровень нравственного развития: это безусловное первенство внутреннего нравственного закона. Все должно идти от сердца, подчиняться внутреннему, а не внешнему. Мы должны знать все стадии и вести детей к высшей.

Только когда мы сами в Иисусе Христе, мы переходим от второй к третей стадии. Нам Иисус помогает. Вести ребенка легче в коллективе, находящемся на третей стадии.

Знаете ли вы, чем отличается детский коллектив особенно в лагере? Дети сами формируют законы своего коллектива. Сначала они пишут очень подробные законы на все случаи жизни: как кружку поставить, как в туалет сходить. Постепенно они понимают, что на все случаи жизни составить законы нельзя, и приходят к самому наивысшему пониманию общего справедливого для всех закона на все случаи жизни.

К этому нужно стремиться. Если вы пока не добились этого, не пугайтесь, потому что существует вторая стадия - ступень, на которой вы можете помочь ребенку. Потом, когда он вырастет, он, может быть, дойдет до высшей ступени. Сейчас будьте тем человеком, на которого он смотрит, которому хочет подражать. Ребенку нужны примеры.

Несколько слов о дисциплине. Для того чтобы приучить детей к порядку и дисциплине их необходимо награждать, а не наказывать. Поощряйте за хорошие поступки; за плохие – не наказывайте, а лучше обсудите их вместе с детьми.

Например, в лагере мы начинаем с самого элементарного: за каждое доброе дело выдаем конфету; тот, кто моет посуду, получают по жевательной резинке или конфете. На первом этапе такая тактика позволительна, но для дальнейшего развития не годится. Почему? Придет кто-нибудь с большим карманом конфет и увлечет их в другую сторону. Для следующих этапов придумайте таблицу или дневник, наклеивайте туда звездочки или галочки – поощрения за добрые дела, хорошее поведение и т.п. И только потом, когда у ребенка вошло в систему вести себя хорошо, награждайте его хорошим подарком, ценным для ребенка его возраста: они любят наклейки, картинки, маленькие игрушки и т.п. Дети хранят и увозят с собой из лагеря такие подарки.

Однажды мы в лагере каждому на салфетку наклеили стих о том, что Бог утрет их каждую слезинку. Дети очень дорожили этими «драгоценностями». Любая мелочь, которая значима для ребенка, будет иметь большой смысл. Думайте о поощрении, а не о наказании. Конечно, за плохие проступки нужно наказывать – ведь Бог нас тоже наказывает и благословляет. Когда мы детям объясняем законы Божьи, мы не говорим, что если не сделаешь так, Бог тебя накажет. Мы говорим по-другому: выполнишь это и получишь от Бога благодать - это послужит тебе поощрением, ты получишь нечто большее. Наглядно показывайте детям, к чему в дальнейшем может привести доброе дело. Говоря о плохом поступке, показывайте его последствия, объясняйте, почему это плохо; обсудите причины, породившие зло.