Свобода во Христе - христианский проект

Воскресенье, 24 октября 2021
ГОСПОДЬ ИИСУС В ЧАС ИСПЫТАНИЯ PDF Печать Email

 

Проходя долиною плача, они открывают в ней источники, и дождь покрывает се благословением

Псалтирь 83:7

Паломничество с целью поклонения известной святыне составляет, по-видимому, существенную часть большинства религий. Так, мы знаем, что все сыны израилевы ежегодно ходили в Иерусалим, чтобы принести Господу Богу их жертву на жертвеннике Иерусалимского храма. Ученикам Брамы вменено в обязанность совершать длинные и тяжелые паломничества к храму Джеджернаутскому или к мелям священной реки Ганга. Магометане должны поклоняться своему священному камню, и всякий правоверный поклонник Магомета обязательно совершает хоть раз в жизни паломничество в Мекку, чтобы там помолиться пророку. А сколько христиан считают священным своим долгом посетить гроб Господень, несмотря на все трудности этого длинного путешествия!

Но истинная религия, откровение нашего Всеблагого Отца, не требует этого от человека. Она ему не предписывает никакого паломничества на земле. Она идет дальше этих земных ограничений, утверждая, что Бог - Дух Вездесущий, и, как Духу, поклоняться Ему следует "в духе и истине". Но вместе с тем "паломничество" вообще является одной из главных идей в христианском веровании: в переносном, в мистическом смысле - всякий христианин есть "странник". Покоя для него на земле не уготовано, он гражданин не земли. Здесь у него нет постоянного града.

Он держит путь к цели, невидимой глазу смертного, но которой достигли уже многие до него. Идти вперед - вот на что должны быть обращены все его усилия. Короткое время земной его жизни, и, совершая тут свое поприще, он остается "странником" в полном и самом верном смысле этого слова.

Вдумчивый христианин бодро идет по следам, проложенным теми, кто раньше него шел этим же самым путем, окропленным Кровию Христа. Таким образом, проходимое христианином поприще представляет собою нечто в духовном отношении весьма интересное.

На том пути спасения, который ведет его в небо, попадается христианину много чудных, прекрасных мест, таких мест, о которых святые, раз побывав там, постоянно с радостным чувством вспоминают и где они жаждут снова побывать. Но есть и места мрачные, о которых мы вспоминать не любим; есть долины "смертной тени", полные страхов и опасностей... И всем нам суждено проходить все эти места, как светлые, так и мрачные. Их нам не миновать

Но надо помнить, что в пути мы не одни. По безмерной благости Небесный наш Друг, Господь Иисус, сопровождает нас и утешает нас в периоды мрачной скорби.

Что такое та "долина плача", о которой говорит псалмопевец, долина "бака" по-еврейски, где странники с трудом "открывают источники", и где их небо "напояет" дождем?

I. Согласно лучшим историческим исследованиям долина "смертной тени", или "бака", представляла из себя ущелье, по которому необходимо было проходить части богомольцев-израильтян, чтобы попасть в Иерусалим. Во время засухи место это было особенно страшным, в смысле недостатка воды: там не было ни источников, ни реки; выкопано было только несколько водоемов, чтобы собирать дождевую воду.

Псалмопевец упоминает об этом месте главным образом из-за его названия: "долина бака" в подлиннике означает "долина слез"; в переводе 70 толковников стоит: "долина плача". "Проходя долиною плача, они открывают в ней источники". По долине этой приходилось тогда людям проходить часто: путь к Сиону шел через мрак... В переносном смысле это правильно тоже по отношению к нам. Только некоторые из избранных детей Божиих сразу переносятся в славу, минуя страшный переход... Большинство же из нас могут достигнуть светлого нашего "Сиона" лишь после того, как пройдут мрак страшной долины. И не раз в течение жизни приходится каждому из нас в этой долине! Сколько дней жизни - столько же и дней разочарований, огорчений, утрат... Но ведь всеми этими "скорбями" и надлежит нам "войти в Царство Небесное"!..

Жизнь некоторых людей можно сравнить со "свитком" пророка Иезекииля, который внутри и снаружи исписан был словами "плач, и стон, и горе". Были и у них редкие радости, но даже всякое воспоминание об этих радостях ими уже утрачено... Они уже давно "чада скорби", давно жизнь их, как полынью, приправлена горькими слезами. Точно туман закрывает от них всякий свет и всякую радость!..

Многообразны причины скорбей человеческих, многообразны и сами скорби! И во-первых, пусть никто не воображает, что несчастие, которое его постигло, тяжелее всего того, что испытывают другие.

А затем надо еще всегда помнить, что через эту долину плача некогда прошел и Сам Царь Царей - "Муж скорбей, и изведавший болезни"...

Благодарение Богу за то, что не весь наш жизненный путь проходит через мрачную долину горя: ведь много встречаем мы и светлых пространств! И тогда душа, как жаворонок, возносится к небу, воспевая гимн хвалы перед престолом Божиим. Но жизни совсем без горя представить себе нельзя, и христианин, который в эту минуту спокойно и радостно наслаждается счастьем, тоже прошел в свое время долину плача и, может быть, еще недавно, один в своей комнате, стонал, как Иов: "О, если бы положили на весы страдание мое!" (Иов 6:2). Или восклицал, как Иеремия: "Он пресытил меня горечью, напоил меня полынью..." (ПА, Иер. 3:15).

Моменты ликования и духовного восторга сменились и у Давида моментами уныния, когда он со слезами взывал к Господу о помощи...

Тяжела, неприятна долина эта для нашей плоти и крови! Нам бы лучше хотелось подниматься на горы, где легкий воздух напоен ароматами и пронизан солнечным светом... В долине темно и сыро. Испытания - не радость!..

Добровольно никто в эту долину не войдет... Но надо заметить, что есть такие дети Божий, которые и там, во мраке и холоде, умеют радоваться! Окинем еще раз мысленно взглядом эту долину и разберем, почему именно так труден переход через нее тем странникам, которые идут "во святой град".

В долине этой нет источников воды живой, а вырытые рукою человека водоемы, земные наши радости, высыхают один за другим. Палящий ветер уносит всякую свежесть, и томимая духовным голодом душа наша замирает в нас. Освежающие плоды не растут в долине этой. А между тем ведь и тут получают путники милость и поддержку... Откуда? Только свыше, так как ничто окружающее этой поддержки оказать не может.

Почва в долине этой неровная и жесткая, покрытая острыми камнями.. Правда, есть много работников, которые стараются сгладить дорогу, удалить заграждающие путь камни и как можно удобнее провести путника по этой долине. Но, несмотря на их помощь, дорога все-таки очень трудна, особенно для слабых и невыносливых.

В долине мало света, потому что лежит она гораздо ниже окружающего ее уровня земли и сжата с обеих сторон высокими горами - горами" греха. Они поднимаются так высоко, что заслоняют от нас свет солнечный. Наша виновность перед Богом заслоняет от нас светлый лик Его, и мы смущаемся... Этот мрак - одна из главных причин, почему путь здесь так труден.

Человек, идя по этой долине, может впасть в уныние еще и потому, что он не знает, долго ли придется ему идти по ней? В конце долины - мрачная река смерти, а на том берегу ее - желанный "небесный град"; но все сокрыто под мраком. Человек ничего впереди не видит...

Еще чем отличается эта долина плача? Она полна нечистых духов... Нечистые эти духи - это ваши греховные побуждения, нечистые мысли... Как разбойники в засаде, поджидают они нас в самых трудных, самых узких местах долины...

Но удивительное дело! - несмотря на все то тяжелое и мрачное, что делает таким трудным путь по долине плача, воздух в ней отличается особенно целебными свойствами. Нигде, ни в каком другом месте владений Царя, кроме Его "чертогов славы", нет воздуха "здоровее" этого. Потому что этот воздух несется от "моря огорчений" и обладает особенно целительной силой для больных душою и слабых христиан.

Отсутствие огорчений, непрерывное довольство расслабляют человека, как слишком жаркий и влажный климат; холодные же ветры и непогода закаляют нас, постепенно делают нас неуязвимыми. При неизменном жизненном успехе мы становимся неблагодарными, забываем, кому мы этими успехами обязаны.

Затем по неровной дороге мы идем осторожнее и потому менее рискуем споткнуться. Лучше идти по неровным скалам, чем по скользкому льду.

Мы "выдыхаемся" в духовном отношении скорее, когда живем в счастьи, чем когда проходим долиною плача. Лишь немногие христиане теряют веру, когда их постигают тяжелые испытания: большинство из них только укрепляются в вере. Впасть в грех легче всего тогда, когда жизнь складывается удобно и легко.

Ввиду всего этого пребывание в долине плача полезно для нас. Со дна глубокого колодца звезды видны даже и днем, а стоя на вершине горы, мы их не видим тогда. Так, в несчастьях узнается многое такое, что ускользает от внимания человека счастливого. Огорчения для нас необходимы, как зима деревьям, чтобы мы могли запастись новыми силами, как новыми соками, потребными для будущего цвета и плода. Скорбь так же необходима для души, как лекарство для тела

Только стезя страдания ведет в ту страну, где страданий не будет!

Много странников на путях мирских получили великую пользу от прохождения долиною плача. Они открывали в ней золотые россыпи, и сокровища эти сверкали перед ними, несмотря на то, что вокруг было мало света: это те благословения, которые в самих страданиях получает от Бога человек... И выходят люди из долины плача с обновленной душой, исцеленные от всех своих духовных болезней.

II. "Проходя долиною плача, они открывают в ней источники". В подлиннике стоит: "создают". На востоке, если пастухи, кочующие с места на место со своими стадами, не

находят воды, они сами вырывают колодцы, иногда очень глубокие. Так некогда поступил Исаак; то же самое делали и судьи для народа в пустыне...

Конечно, если нас мучит жажда, а источника нет - надо самим рыть, глубоко, до тех пор, пока не достанем воды. В переводе Кальвина это место псалма 83 значится так: "Проходя долиною плача выкапывают в ней источники" (или колодцы)...

На какие же мысли наводят нас все эти выражения: "открывают", "выкапывают", "создают" - источники, проходя долиною плача?

1. Первое, что нам тут делается ясным, это то, что и среди глубочайшей скорби мы можем получить утешение. Часто нам бывает так тяжело, что кажется просвета нет! Мы, как Агарь в пустыне, которая перестала надеяться и только ждала смерти себе и сыну... Но даже в такие отчаянные минуты есть выход, т.е. есть, по крайней мере, утешение: чтобы утолить жажду, надо "поискать колодца".

Пусть никто не говорит: "Дело мое безнадежно!" Пусть никто не думает: "Я в долине плача, и никогда не увидать мне радости".

Всегда надейся, человек! Есть "вода живая", которая способна утолить жажду души твоей! Нет такого положения, в котором Всемогущий не мог бы помочь нам. У Бога служителей везде много, везде Бог может создать их, хотя нам и кажется, что их в этом месте нет, и быть не может. Много есть "сокровищ, сокрытых в песке" (Вт. 33:19), и избранные Божий всегда могут найти их.

Из-за тумана и туч нам часто не бывает видно гор. Но, скрытые от нашего взора, они тем не менее существуют. Так и в трудные минуты жизни вера в Промысел Божий точно исчезает в нас, тяжелые обстоятельства точно заслоняют от нас Божий обетования... Но ведь они существуют! А значит, есть и надежда, которая исполнится. Поэтому да не унывает сердце наше и не смущается!

2. Затем выражения эти указывают нам на то, что утешение должно быть добыто трудом, что мы должны сами приложить усилия к тому, чтобы их получить. Действительно, много бед в жизни христианина происходят от его бездействия. Колодезь вырыть трудно, но лучше потрудиться, чем умирать от жажды-. Рука коченеет, когда долго остается в бездействии" Если мы хотим получить духовные блага, надо пользоваться всеми средствами, указанными в Священном Писании: молитвы - общая и частная, чтение Библии, общение со святыми - все это оживляет душу, "выкапывает источники" живой воды. Не лениться копать! Попадется на пути твердая каменная порода, надо "взрывать" ее и идти дальше, пока не доберемся до "воды". В этом наш долг. И великая милость Божия в том, что, копая, мы непременно найдем воду.

3. А третье, что мы можем понять из этих слов о "выкапываемых источниках", это - утешение, которое получает человек, часто служит отрадою не только ему одному, но и другим. Так, колодцы, вырытые человеком некогда для себя лично, потом в продолжение десятков и сотен лет служат множеству людей...

Многие произведения писателей, поэтов, музыкантов были написаны ими в минуты глубокой скорби и душевных потрясений; нам же они служат источниками самого чистого утешения. Яркий пример - Псалмы Давида, в которых он изливал горе свое, и которые нам дают столько утешения.

III. "...они открывают в ней источники и дождь покрывает ее благословением"... Вот что тут надо отметить: нашу духовную нужду восполняет небесная помощь. Господь с неба посылает тот "дождь", который питает подземные источники и колодцы, вырытые людьми.

Действительно, мы работаем, мы употребляем данные нам Богом средства, но благословляет нашу работу и дает ей успех Бог Один. "Дождь покрывает ее благословением"...

Мы являемся, таким образом, лишь исполнителями возложенного на нас долга, только как бы "хранителями" небесного утешения, и не "создателями" его. Всякие наши, даже хорошие, дела без благословения Божия ничто; они как тучи, не проливающие дождя.

"Все источники мои в Тебе" - это постоянно ясно чувствует христианин.

Я несколько отошел от главной цели моей сегодняшней беседы: выяснить, как поступает Иисус Христос с искупленными Им людьми в час их скорби. Отвлечься меня заставила интересная образность выражений в этом стихе 7 и хотелось бы их разобрать.

Но посмотрим, как же действительно относится Христос к людям, которые находятся в горе?

Ответ на это может дать духовный опыт множества людей. Они испытали на себе, что Иисус Христос - не только Друг наш в дни благосостояния: Он любит нас во всякое время и особенно близко подходит к нам тогда, когда мы страдаем.

Когда умножаются скорби наши, умножаются и утешения. Он совершает это, самым различным образом проявляя любовь Свою к нам.

1. Во-первых, Он являет Сам Себя человеку. Скорбь, как завеса, отделяет страдающего от окружающего мира; но одновременно с этим Христос отнимает ту завесу, которая отделяет Его Самого от этого человека. И тогда скорбное сердце начинает ясно ощущать Его близость, и вот в этом великая польза скорби, и та радость, которую во время самого тяжелого горя может испытывать христианин. Кто хочет увидать особенно яркое сверкание звезд, тот должен пожить в холодных, покрытых снегом, местах; так, кто хочет познать всю полноту Христа, светлой Звездой Утренней, должен пройти через лютую стужу скорбей и невзгод. Страдания часто бывают той "рукою", которою Бог покрывает человека, чтобы он, подобно Моисею, мог увидеть "славу Его"...

Конечно, и пользуясь благодеяниями Божиими, человек тоже может испытывать радость ощущения близости к Богу. Но и скорби часто бывают той "горой Нево", с которой Господь показывает нам нашу землю обетованную.

Один преследуемый за веру мученик, говорил: "Враги наши радуются, что нам приходится скрываться в лесах и болотах... Но если бы кто знал, какое чувство счастия испытывал я иногда во время этих скитаний! Черной непроглядной ночью, где-нибудь в непроходимой чаще, мне случалось переживать приливы настоящей огромной радости. Один на один с Богом я чувствовал себя членом всей небесной семьи. Всякая звезда напоминала мне, как славен должен быть Тот, Кто есть Солнце правды, от Которого все прекрасное и высокое заимствует свет свой"...

Подобные свидетельства можем мы слышать из уст бесчисленного множества христиан, которых Бог посетил страданиями. Они подтверждают общее правило Царства: "Будешь ли переходить через воды, Я с тобою"...

В дни безмятежные христианин подобен Марии, которая спокойно сидит у ног Иисуса, слушая речи Его... В дни же горя он, как Иоанн, прижимается к груди Христа, и тогда Христос дает ему пить из чаши спасения, чтобы заглушить горький вкус страдания. Никогда не ощущаем мы так сильно милосердие Христа, как в наши "облачные и мрачные" дни. Когда мы на одре болезни или в темнице, или в нищете, тогда душа получает особенно много откровений от Бога.

Помните, как пророк Аввакум: страдания его достигли высшей меры, душа его "вострепетала", все тело его изнемогло, земля точно "заколебалась" под ним... Вся надежда земная, всякое утешение исчезло для него... Но и тогда он "радовался о Господе" и "веселился о Боге спасения" его (Авв. 3:16-19).

Никому не открывается в такой мере любовь Христа, как тем, кто пребывает в долине слез. Там видят они такие чудеса! Там открываются им такие тайны! Они устами прикасаются к тому, что другие видят только издали, о чем могут только мечтать.

Великое это счастье - познать Христа в минуту страдания, потому что тогда находим мы в Нем истинного своего Спасителя.

2. Далее когда человек в горе, то Христос не только являет Себя ему, но Он и посещает его в это время чаще, чем в минуты радости. Как мать не сводит глаз с больного ребенка, так и Господь постоянно со скорбящим и тоже делает все, чтобы облегчить ему его страдания. Он дает ему исключительные радости, и они так многочисленны, что человеку бывает трудно удержать их в памяти...

Блажен человек, который сознает, что сколько Бог посылает ему страданий, столько проявляет любви!

"С нами Бог!" - так поют не ликующие, но счастливые люди, а те, которые во время житейской бури чувствуют над собою крепкую руку Божию.

Нет сомнения, что псалмопевец Давид сражался со злейшими демонами, чем мы: не имей он великих испытаний, не получил бы он и стольких откровений и утешений и не сложил бы своих вдохновенных песен и молитв. Будем же и мы, как Давид, как умеем, петь Богу нашему, прославляя Его за скорби, которые приближают Его к нам.

Огорчения наши - это точно колесницы, на которых Господь спешит на помощь чадам Своим. Мы благословляем тень, которая возвещает нам о приближении Его к нам!

3. Затем когда страдающий человек ощущает на себе любовь Божию, то это ощущение усиливает его веру и прибавляет ему духовного опыта. Христос всегда чувствует всех членов Своего духовного Тела, все их страдания близки Ему; Он знает всю немощь нашу. И это мы особенно способны бываем оценить тогда, когда, благодатию Духа Святого, познаем в минуту невзгоды, как может утешить нас Господь. Убеждение в том, что Он не остается безучастным к нашим страданиям и не покидает нас в горе, дает дивный покой усталой душе.

Страдания наши тянутся без конца... Мы терпим от холодности людской, от несочувствия, непонимания... Наше доброе имя поносят, усердие не ценят; оскорбляют нас незаслуженно. Великое облегчение дает нам тогда уверенность, что Господь, вот сейчас, в эту минуту, видит все это, видит и душу нашу и сочувствует нам. Он ведь Сам так тяжко страдал, и так незаслуженно!..

Если только Христос с нами, мы с улыбкой встречаем своих врагов и равнодушно относимся как к обидам, так и к похвалам.

Мы живем и трудимся для Христа, и достаточно, что Он нас видит и понимает. И награды от людей мы не ждем: Он Сам награда наша. Он сочувствует нам, как Человек, помогает нам, как Бог. Он снисходит ко всем нашим недостаткам и слабостям, и любит нас так, как не может любить ни один друг на земле.

Рассказывают про одного древнего оратора в Греции, который произнес блестящую речь не перед множеством народа, а перед одним только философом Платоном, находя, что один мудрец стоит целой аудитории".

Не будем же мы искать другой поддержки в горе, как только в Иисусе Христе! Он так чудесно утешает нас, давая нам почувствовать Свою близость и открывая нам Свою любовь! Все бури сердца утихают от одного Его властного слова!

4. Огорченные души способны особенно живо воспринимать Слово Божие и выносить особенное назидание из размышлений о нем.

Часто переживаемые нами испытания как бы открывают нам глаза. Они точно перст Христа, Который Своим прикосновением дает нам прозреть. В минуты горя, сердце христианина точно расширяется и становится особенно способным к восприятию благодати Божией. Дух Святой с особенной силой открывает тогда человеку обетования Божий и великий их смысл... Кто не поражался той великой мудростью, которою отличались испытанные многими страданиями святые? Самые зрелые ученики Христа - это те, которые прошли тяжелую школу всяких испытаний и скорбей.

Лучшее понятие о Боге получаем мы не из книг, а из жизни, полной борьбы и страданий. "Молитва - первая книга в моей библиотеке", - говорит один проповедник. И он мог бы еще прибавить: "А скорбь занимает в ней второе место"... Болезнь - самый лучший врач для души. Наши испытания лучше всего толкуют нам смысл Священного Писания. Это такое бесценное доказательство любви Божией к человеку, что мы должны желать как можно чаше видеть его.

В самых жгучих наших скорбях можем мы увидеть и премудрость Божию, и нежность Его к нам. Потому что ведь Он допускает, что мы испытываем теперь краткое страдание, из которого впоследствии проистечет великая польза душе нашей. Это подобно тому, как если бы Он вынимал у нас из кошелька небольшую сумму, чтобы потом возвратить ее с большими процентами.

5. Бывает, что душа человека не чувствует и не сознает присутствия Господа Иисуса; но тем не менее Он поддерживает ее тайной, сокровенной силой, которую сообщает духу его. Хотя человек не ощущает близости Христа, но Он тут, рядом. Надо помнить, что Бог - есть любовь; Он всегда любит избранных Своих. Пусть мы этого в данную минуту и не видим, пусть нам кажется, что Он как бы оставил нас... Но Он поддерживает нас все-таки: то терпение, которое проявляем мы в тяжелые минуты,

когда будто бы и Христос отдалился от нас, - это терпение служит верным признаком Его действительного, хотя и незримого, присутствия.

Слепой не видит пиши, которую ест, но он ею все-таки насыщается.

Так, когда вследствие крайней ограниченности нашего духовного зрения мы не ощущаем присутствия Спасителя, благодать Его тем не менее поддерживает нас и питает нас во время голода

Жажда живого общения с Богом, борьба души с сомнениями и страхами и неудержимое стремление всего существа к Богу живому служат несомненным доказательством работы Господа Иисуса в сердце нашем, хотя бы глаз веры нашей и не видел Его в данную минуту. В том-то и счастье, что Христос оказывает поддержку изнемогающему человеку даже в те минуты, когда чело-век этот горько оплакивает отсутствие Христа! Один проповедник писал: "Бывает, что человек и не отдает себе отчета в том, что Господь в эту минуту - с ним... Человек и не видит Его милости. А между тем Господь изливает на него Свою благодать, непрерывно действует на его душу, подкрепляя ее, поддерживая, заставляя ее повиноваться Богу." Восклицание Христа: "Боже Мой, Боже Мой, отчего Ты Меня оставил?" показывает, что в эту минуту дух Христа был лишен присутствия Божия, подобно тому, как во время затмения земля лишается света солнечного... Но и не ощущая Бога, Иисус Христос тем не менее совершил в тот момент величайшее из всего Им совершенного - Он был послушен Отцу даже до смерти. И силу для этого получил Он свыше!

В старину богословы говорили: "Благодать может пребывать в твоем сердце и действовать помимо тебя самого". Будем же благодарить Господа нашего за невидимые благословения Его, будем любить Его за те дары, которые получаем мы от Него незаметно для нас самих.

6. После долгого периода уныния Господь часто совершенно неожиданно посылает нам утешение и счастье.

Бывает, что самая сущность или причина скорби лишает нас возможности находить утешение в любви Христа; в таком случае благодать Его обнаруживается тогда, когда мы духовно выздоравливаем.

Если в "темнице" не видим мы Христа, то встретим Его при выходе из нее, когда Он "сокрушит врата медные, сломает оковы железные" и когда спадут с нас цепи рабства... Один христианин долго безмолвно страдал, и вот как описывает он избавление от пережитого им уныния и духовного мрака:

"Какую страшную борьбу выдержал я вчера!.. Но теперь я могу сказать: подвигом добрым я подвизался, веру сохранил... Господь вложил теперь новую песнь в уста мои - песнь хвалы... Как Авраам, говорю я: Господь усмотрит (Быт. 22:14). "Правым прилично славословить" (Пс. 32:1). Я стал ближе к Богу, чем когда бы то ни было прежде, лучше познал Его, больше славлю Его. Мысль о воплотившемся Боге приводит меня в невыразимое умиление. Я ощущаю этот факт как-то совершенно по-новому, каким-то новым благоговением наполняется сердце мое... Если б только я сумел достойно славить и восхвалять Господа'.. Но не хватает слов...

И поразительно спокойно чувствую я себя, несмотря на то что житейские затруднения и несчастия мои не прекратились... Благодарю Бога, что Он дал мне познать милосердие Его, пока еще разум мой не угас!"

Когда солнце скроется за тучи, а потом появится вновь, нам кажется, что оно светит ярче обыкновенного...

Пусть простят меня читатели за то, что я хочу рассказать здесь о собственных моих переживаниях, которые привели к тому, что я получил полную уверенность в любви Господа ко мне. Эта страница моей жизни останется мне навсегда памятной, и еще теперь, когда я все это вспоминаю, сердце мое полно горячей благодарности Богу за мое избавление. Не сочтите недостатком скромности или самомнением, что я хочу говорить о себе, и мои отвлеченные размышления прервать повествованием о том, как однажды Господь помог человеку... Не осудит Дух Святой это трепетное желание сердца моего поделиться с друзьями своими тем счастьем, которое я когда-то испытал!..

Была одна страшная ночь, когда большое число членов моей общины подверглось вооруженному нападению. Было множество раненых и даже убитых. Я долго, не слабея духом, всячески старался подкреплять колеблющихся и поддерживать мужественных; но, наконец, когда новые несчастья одно за другим стали обрушиваться на всех нас, когда на моих глазах мучились и гибли люди, скорбь моя достигла такой глубины, что я совсем упал духом. Ничто не могло меня утешить. Я плакал горькими слезами дни и ночи... Никогда не переживал я ничего подобного! Мои мысли путались, и если бы Господь не послал мне тогда облегчения, я сошел бы с ума..

Все люди мне стали чуждыми; я бежал от них и, как больной зверь, искал одиночества; я в оцепенении сидел целыми часами, без мыслей и уже без слез.

Раньше Библия была моей ежедневной пищей; теперь я даже не мог ее читать, как не мог молиться. У меня было такое ощущение, что все, что я любил, все, на что надеялся, разбито вдребезги, и жить больше нечем. А тут прибавилось еще последнее: клевета на меня и глубоко оскорбительные несправедливые обвинения... Дальше идти уже было некуда. Худшего несчастья не могло со мною случиться, и я на некоторое время погрузился в самую глубину отчаяния. Все во мне как будто умерло...

Я сам, по временам оглядываясь на себя, приходил в ужас от своего состояния. Тогда я старался сосредоточить свои мысли на безмерной любви к нам Бога, явленной на Голгофе; усиливался думать о возвышенном характере прославленного Господа Иисуса... Но сознание мое совершенно не воспринимало всего этого... Я точно окаменел.

И вот совершенно неожиданно, сразу, точно молния, сверкнувшая с неба, душа моя вернулась ко мне... Что это было? Не знаю. Но внезапно какой-то удивительный покой вошел в меня... Мысли, помрачившие мой ум, исчезли. Точно прохладный ветер повеял на меня, точно спали с меня какие-то оковы, точно дверь темницы открылась...

Опять забилось сердце радостью, и дух мой, как на крыльях, вознесся в высоту небесную, к звездам, выше звезд! Я почувствовал Христа, прильнул к Его ногам, и рассеялись все страхи, и чудная светлая радость наполнила все мое существо.

Это произошло мгновенно. Я стоял тогда в саду, и раем показался мне этот сад!

Вот как благословенный наш Господь избавил меня от отчаяния. В одно мгновение ока Он снял с души моей ужасную мою тоску... Я стоял и молился, и сердце мое было полно ликования.

За все слава Ему Одному! Ему Брату в дни бедствия, Ему Освободителю пленных, Целителю душ! Я был весь полон славословия.

Никогда с самого дня своего обращения я не ощущал такого блаженства и не чувствовал так сильно всего совершенства Бога. Мне стало ясно, что ради Него легко перенести и клевету, и обвинения, и скорби... Я "препоясал чресла свои", чтобы свободнее следовать за колесницей Его, сопровождая Его восклицаниями радостной хвалы. Душа моя была поглощена одним сознанием: сознанием невыразимого, безмерного Ею величия и такого же безмерного Его сострадания к нам...

Поведав своим родным и близким о том, что сделал со мной Господь, я снова начал проповедовать Слово Его. То дело, которое еще так недавно я и думать не мог продолжать, теперь опять стало мне дорого, опять сделалось для меня источником утешения.

И когда я после этого долгого перерыва сказал мою первую проповедь, в ней отразилось все мое тогдашнее настроение. Я стоял точно перед судом Божиим. Темой я взял текст: "Посему и Бог превознес Его и дал Ему имя выше всякого имени, дабы пред именем Иисуса преклонилось всякое колено небесных, земных и преисподних, и всякий язык исповедал, что Господь Иисус Христос в славу Бога Отца" (Флп. 2:9-11).

Решаюсь сообщить читателям несколько мыслей из моей проповеди в то незабвенное утро.

"У каждого человека всегда есть в душе и в уме одно что-нибудь самое главное, к чему, о чем бы человек ни думал, что бы ни делал, мысли его постоянно возвращаются. Помните тот случай с Давидом, когда его войско одержало победу над войсками Авессалома, а гонцы прибежали сообщить об этом царю? Пока шло сражение, Давид, вероятно, передумал о многом. Его одинаково страшили и поражение, и успех... Но, когда явились гонцы, первое, что спросил Давид, было: "Благополучен ли отрок Авессалом?" Он даже не обратил внимание на весть о победе!

Так бывает и с каждым христианином. Для него главное - Христос и Его Царство. Когда колеблются престолы, падают царства, бушуют революции или свирепствуют войны, его занимает при всем этом только один вопрос: благополучно ли Царство Христово? И среди своих личных волнений главное, что его заботит, будет ли Бог прославлен через него? Пусть он сам пострадает, только бы это могло приблизить Царство Христово...

Пусть подо мной лично колеблется почва, только бы твердо стояла святыня храма Господня. Мысль, что Христос есть Скала неразрушимая, Которая вовек не поколеблется, поддерживает меня во всех превратностях моей судьбы.

Я уверен, что многие из нас думают приблизительно так. Пусть мы страдаем, только бы восторжествовала правда Божия! И вместе с тем никогда не покидает нас радостное сознание, что независимо от того что с нами происходит, одно уже во всяком случае совершилось: Бог возвеличил Его, Он дал Ему имя выше всякого имени, дабы перед именем Иисуса преклонилось всякое колено!"...

Вот что неизгладимо запало в мою душу - эта мысль о любви Христовой, являемой в избавительной благодати. Тот момент, когда истина эта пронзила мое сознание, является для меня самым знаменательным во всей моей духовной жизни, и это должно оправдать меня перед читателями в том, что я так долго говорил о себе.

7. Мы почти исчерпали разбираемый нами вопрос. Остается прибавить только одно: великое счастье, что Христос, даруя нам в минуту скорби радость в Себе, вместе с тем совершенно изглаживает следы постигших нас бедствий. Как мать забывает свои муки, когда родится у нее ребенок, так, когда открывается нам благость Господня, тогда стираются с души нашей все следы пережитого горя.

Так бывает и в природе: много дней пасмурной погоды... льет дождь из темных туч... и вдруг - выглянет солнце!" Как все засверкает! Каждая капля воды на листьях и траве обращается в драгоценный камень.

В душе у нас тоже все радуется, когда проникнет в нее свет Христов, и так же быстро, как в природе, исчезают в ней следы бури и слез.

Вслед за скорбями настают для нас и радости. За приливом - отлив! Это сладкие плоды любви Христовой: через скорби наши Он так действует, что кратковременные страдания, сменившиеся ожиданием вечной славы в Нем, не оставляют в нас горького следа.

Надо благословлять страдания, которые влекут за собой такие благие последствия, благословлять Господа, совершающего это.

В прелестном стихотворении в прозе Клэрк выразил эту мысль так:

"Чем глубже мрак, тем светлее факелы; качество винограда узнается только в точиле; чтоб пряности начали благоухать, их надо истолочь; от действия ветра молодые деревья лучше укореняются; чем тщательнее очищено золото, тем оно сильнее блестит...

Так и дети Божий: чем сильнее их испытание, тем больше торжество; чем глубже их скорбь, тем славнее победа; чем они ниже в глазах людей, тем выше в очах Божиих. Таким образом, бедствия являются для них проводниками небесных благословений.

Чем больше испытаний, тем меньше греха. Сокрытая в сердце благодать, как аромат в розе, сильнее чувствуется тогда, когда пламя огорчения согреет это сердце".

Пусть каждый читатель спросит себя: соответствует ли все вышесказанное его собственному духовному опыту? Если да, то пусть он говорит об этом тем, кого посещают скорби. Скажите им, что близок к ним теперь Господь, именно теперь, когда они страдают; что близок, и силен утешить, облегчить, помочь.

И все мы прославим Бога за скорби! Пусть благодарность наша, как и молитвы наши, непрестанно возносятся к Нему!

Но предположим, что у читателя нет этого духовного опыта... Что в день бедствий он не ощущал верности Христа и даже утратил веру свою, когда обрушились на него беды. В таком случае надо признать, что вера его была плохая. Все, что не может устоять перед переплавляющим огнем испытаний, не от Бога исходит.

Пусть исследует свое сердце человек: если обетования Божий не приносят ему утешения в минуты горя, если вера его не поддерживает его, то не обманывает ли он себя, думая, что верит? Очень можно усомниться в его вере!..

Интересно говорит об этом один проповедник: "Обетования Божий подобны одежде: если в теле есть теплота,

одежды его согревают; если тело остыло, его не согреют одежды. Там, где есть живая вера, обетования Божий приносят теплое утешение; если веры нет, и сердце мертво, обетования эти не будут иметь никакого действия, как лекарство, влитое в рот мертвому".

Сами по себе обетования не приносят утешения: это не так, как пламя, которое само по себе дает тепло. Если бы это было так, нам достаточно было бы прикоснуться к ним мыслью, чтобы утешиться. Скорее обетования можно сравнить с огнем в кремне: его надо силою удара еще извлечь оттуда. "Сила" же эта "есть вера наша".

Есть другая причина того, почему христианин, которого постигло горе, иногда не находит утешения в обетованиях Божиих: возможно, что он не придает должного значения своему общению с Господом.

Возьмем пример: всякое тело, погруженное в воду, кажется легче; под водою нам бывает нетрудно повернуть даже большие предметы. Но стоит их вытянуть из воды, как они становятся тяжелее. Так и со скорбями нашими: когда мы, находясь в тесном общении с Богом, погружаем наши скорби в глубину нашего доверия к Нему, они нам кажутся легкими; когда несем мы их без Бога, они часто давят нас, как непосильное бремя.

Пусть же каждый исследует себя: почему именно так невыносимо тяжело ему бывает временами? Почему не находит он утешения в обетованиях Божиих?.. Может быть, потому, что он мертв и не способен ощутить теплоты утешений Божиих? А может быть, он не ищет общения с Богом?.. Надо непременно найти причину. "Разве малость для тебя утешения Божий? И это неизвестно тебе?" (Иов 15:11).

Надо непременно сейчас же обратиться к Господу, умоляя Его послать нам благодать и жизнь. Пусть не погружается человек в безысходное горе, не стараясь найти утешения, но утешения именно в Боге, а не в чем-нибудь другом. Не надо полагаться на собственные силы. Огонь в сердце своем мы должны зажечь непосредственно от огня Божественного.

Христианин! Утешение скорбям твоим можешь ты получить только от Того, к Кому уже обратился! Да поможет тебе Дух Святой!

К НЕОБРАЩЕННОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Бедный грешник! Какая великая разница существует между вами и верующим человеком, и как обнаруживается она особенно во время испытаний! В минуту острого горя не обращаетесь вы к Богу за помощью; для вас не существует Его обетовании и Его поддержки. Верующим скорби приносят благословения; вам не дают ничего. Для него во мраке светит свет; для вас все темно! Для его души горе бывает полезно; вас же оно только погружает в отчаяние или озлобляет. Как невыносимо вам бывает, когда вы теряете близких своих или друзей, когда ваши надежды не сбываются или радости блекнут! В чем можете вы найти поддержку, где возьмете силу перенести все это? Вы страдаете, но не освящаетесь страданиями этими!

Великое это несчастие - не иметь прибежища во время бури! Верующий человек может вынести целый ряд испытаний, когда сила Божия "препоясывает" его; но вам без поддержки Всевышнего страшен всякий призрак и всякая невзгода.

Я молю Бога, чтобы вы приняли к сердцу мои слова: возложите на распятого Спасителя бремя грехов ваших; тогда получите вы право с дерзновением возложить на Него и скорби свои.