Свобода во Христе - христианский проект

Пятница, 09 декабря 2022
Главная Проповеди Сборник проповедей Проповеди ДОЛЖНЫ ЛИ МЫ СОМНЕВАТЬСЯ В СВОЕМ СПАСЕНИИ?*
ДОЛЖНЫ ЛИ МЫ СОМНЕВАТЬСЯ В СВОЕМ СПАСЕНИИ?* PDF Печать Email

ДОЛЖНЫ ЛИ МЫ СОМНЕВАТЬСЯ В СВОЕМ СПАСЕНИИ?*

Петр Кулаков

Пастор церкви АСД

Я приветствую всех собратьев нашей Центральной московской церкви! Простите, что сегодня я не буду переводить, а буду говорить то, что мне Господь положил на сердце. И сегодня для всех вас я имею добрую весть!

Прежде, чем я открою Слово Божье для того, чтобы вы узнали эту добрую весть, позвольте мне передать вам приветствия … (Далее, Петр Кулаков передает приветы, вспоминает служение ветеранов Церкви, рассказывает о работе христианского телерадиоцентра «Голос надежды» – прим. ред.) … Но самое главное я должен сказать вам, что мы имеем добрую весть. И эта добрая весть сегодня обращена к каждому, кто здесь присутствует. «Голос надежды» должен нести надежду! И если он не будет нести надежду, то своей миссии он не выполнит.

Как-то мне пришлось стоять в аэропорту для того, чтобы отправляться в командировку, в поездку. В руках у меня был авиабилет, вложенный в мой паспорт. До регистрации оставалось совсем-совсем немного времени, но я совершенно не переживал о том, что мне нужно лететь, – потому что, я прекрасно знал, что у меня в кармане есть … Что у меня есть? (Из зала: «Билет») Билет. И я знал, что если у меня есть билет, и если Господь благословит пилотов, то я через несколько часов спокойно и мирно окажусь за несколько тысяч километров, – в том месте, куда я направлялся.

Стоя у стойки регистрации, я заметил, что не все, оказывается, разделяют мои чувства удовлетворения и мира. Я заметил, что рядом со мной стоят люди, которые нервничают, волнуются, тревожатся. На их лицах я заметил даже раздражение оттого, что я улыбался, что я был спокоен. И когда я посмотрел, почему же они волнуются, то заметил, что, оказывается, они стоят на подсадку на этот же рейс, но у них нет билета, а есть лишь некоторая надежда, что может быть представится такой шанс, и они тоже попадут на этот рейс. Поэтому мое умиротворение, и мое довольство, и радость их только раздражали и вызывали у них чувство недовольства.

Глядя на этих людей, я подумал: «Как это похоже на нашу христианскую жизнь». С каким рвением мы проповедуем о Царствии Божьем, о жизни вечной, которую Господь нам обещает. А скажите, кто из вас сегодня имеет билет в это Царство Божие? Кто из вас знает, что он будет там, в этом Царствии Божьем?..

Скажите, а можно ли с убежденностью, рвением проповедовать о Царствии Божьем и о жизни вечной, если сомневаться в том, что сами там будем? Поверят ли люди моей проповеди и моим словам, если я им скажу: «Вы знаете, я проповедую вам об этом Царствии, я хочу, чтобы вы были в этом Царстве, я желаю вам жизни вечной с Господом. Единственное, вы должны знать, что я сам не знаю, буду ли там?» (Оживленье, смех) Я сомневаюсь, что проповедь моя будет успешной. Я очень сомневаюсь, что человек этот откликнется на проповедь мою.

Может быть, мы, присутствующие в этом зале, надеемся на то, что, если мы будем вести благочестивую жизнь, конечно же, силою Божию, говорим мы, то у нас будет шанс на то, что Господь даст нам это право, даст нам эту возможность быть в Царствии Божьем.

И вот, надеясь на этот шанс, мы находимся в тревоге, мы находимся в постоянном состоянии неуверенности и подавленности. И тогда богослужения наши становятся скорбными и мрачными. И тогда, вся наша церковь живет в неуверенности, смущении и скорби. И заходя в такую церковь, невозможно почувствовать радость, невозможно увидеть на лицах людей уверенность, которая свидетельствовала бы о том, что сестра действительно знает, что она уже с Господом живет; и брат этот, посмотрите на его улыбку, он видит, что Господь уже взял его в Царствие Божье, Господь уже дал ему жизнь вечную.

Конечно, я должен быть осторожен, потому что сегодня проповедую в той церкви, где проповедуют и мои собратья – евангельские христиане-баптисты. И кто-то, конечно, из наших собратьев-адвентистов скажет: «Да подождите! Это же похоже на баптисткую проповедь. Мы адвентисты, не должны так учить. Мы адвентисты, должны сомневаться в том, что уже приняты в Царствие Небесное».

Кто из, вас здесь присутствующих, готов поднять руку и сказать: «Мы должны сомневаться в том, что мы будем в Царствии Небесном»? Ну-ка, кто из вас отважится сделать это? (Шум в зале)

 Конечно, при всем при этом ко мне после богослужения подойдут собратья, которые скажут: «Петр! Разве ты не знаешь, и разве ты не читал, что написано у Елены Вайт в «Наглядных уроках Христа»: «Людей, принимающих Христа, не следует учить тому, чтобы они говорили, что они спасены или имели подобное чувство»? Что ты, Петр, скажешь на это? Разве ты не читаешь книги Елены Вайт?»

И на это, моим собратьям, которые готовятся подойти ко мне после проповеди с этими словами, я отвечу. Во время проповеди. Я отвечу не после проповеди на это замечание. «Да, я читаю. И читаю внимательно. И хочу и вам того же пожелать, чтобы вы тоже внимательно читали, что пишет вестница Божья». В этой же книге, в этой же главе она поясняет, что она имеет в виду. Послушайте, что написано сразу после этих слов: «Мы не можем быть в безопасности, если наша уверенность основана, – и что, вы думаете, она дальше пишет? – на самих себе. Или, если мы чувствуем себя не подвластными искушениям по эту сторону Неба».

Оказывается, Елена Вайт не пытается подорвать нашу уверенность. Оказывается, вестница Божья не пытается посеять в нашем разуме или в сердце нашем сомнения в том, что Господь дарует нам жизнь вечную или спасение. Послушайте, что пишет дальше вестница Божья: «Нам нет нужды рассматривать самих себя в стремлении найти доказательства того, что мы приняты Богом. В себе мы не найдем ничего, кроме того, что приведет нас к разочарованию. Наша единственная надежда в том, чтобы взирать на Начальника и Совершителя веры. Лишь только в Нем мы найдем надежду, веру и ободрение. Он – наша праведность, наше утешение, наше радость». Она заканчивает: «Полагаясь на Его заслуги, мы найдем покой, мир и радость». Вот оказывается, чего не достает в нашей духовной жизни.

Как-то, после проповеди ко мне подошла одна наша сестра, и сказала: «Я согласна иметь эту уверенность, и я хочу иметь эту уверенность. Я так устала оттого, что я нахожусь в постоянном сомнении и в постоянном смущении. Вот, если бы у меня была возможность заглянуть в Книгу жизни и увидеть там мое имя. Вот, если бы Господь мне показал, что там записано мое имя, вот тогда бы я была абсолютна спокойна».

У кого из вас есть такое желание? Кто из вас сегодня хотел бы заглянуть в Книгу жизни для того, чтобы проверить, есть ли в этих списках ваше имя?.. Есть такие люди … Я готов вам открыть эту Книгу жизни для того, чтобы вместе с вами прочитать и удостовериться, записано ли там ваше имя. Откройте вместе со мной, пожалуйста, Книгу жизни. Откройте первое послание Иоанна.

Все открыли первое послание Иоанна? Откройте пятую главу, пожалуйста. Одиннадцатый стих и дальше: «Свидетельство это состоит в том, что Бог даровал нам жизнь вечную…» Ответьте мне, пожалуйста, на вопрос: «Кому Бог даровал жизнь вечную?» Громче, пожалуйста. Кому Он даровал жизнь вечную? Нам! И еще я хочу, чтобы вы ответили мне на вопрос: «В каком времени грамматическом записан этот глагол?» (Из зала: «В настоящем») Я не уверен, что здесь настоящее время стоит (Шум в зале). Кто-то говорит: «Будущее». Я бы посоветовал вам прийти домой, и посмотреть грамматику русского языка. Да, дорогие мои, здесь написано в совершенном времени, в прошедшем времени. Стих одиннадцатый: «Свидетельство это состоит в том, что Бог даровал нам, присутствующим в этом зале, жизнь вечную, и эта жизнь в Сыне Его. Имеющий Сына (Божия) имеет жизнь; не имеющий Сына Божия не имеет жизни. Это написал я вам, верующим во имя Сына Божия, дабы вы знали…»

Вот оказывается, что написано: «чтобы вы знали …» И моя добрая весть, обращенная к вам сегодня, заключается в этих словах: чтобы вы знали, что вы, веруя в Сына Божия, имеете жизнь вечную. Кто из вас верует в Сына Божия сегодня? Я верю в Сына Божия! И я знаю, что и вы веруете в Сына Божия.

Допустимо ли для детей Божьих, верующих в Сына Божия, бесчестить сегодня Бога нашего, Отца нашего Небесного своим сомнением, своим неверием, своей неуверенностью!

Конечно, мы все прекрасно знаем, что жизнь вечная дается на условии. Господь никого и никогда насильно не приводит в Свой союз и в свое Небесное Царство, если человек сам того не захочет. Поэтому Господь дает нам это условие желания, условие хотения.

Мой отец всю жизнь был служителем Церкви и остается им. И в нашем доме постоянно было много людей, которые приходили к нему за советом, или с просьбами и нуждами. Я помню, как часто приходили молодые люди, которые просили, чтобы он совершил над ними обряд бракосочетания. Мы, будучи маленькими детьми, любопытными – нам все было интересно, что происходило у отца в кабинете, – мы то и дело подслушивали у его двери (смех), что же там такое интересное папа наш говорит.

Помню, однажды пришли молодые собратья из церкви – Виктор и Татьяна. Мы уже подозревали, зачем они пришли, потому что часто видели их на молодежных собраниях вместе. Но замечали, и знали также, что Виктор ходил то с Татьяной, то с Ольгой, то с Леной. До этого с Валей он дружил. И нам было страшно интересно, что скажет ему наш папа? Как же он согласится на то, чтобы благословить этот семейный союз?

И мы все терлись у его двери, и вдруг слышим шаги. Татьяна вышла из кабинета и села в зале, подальше от нас. Виктор один остался в кабинете у отца. И прислонив ухо к двери, мы услышали, как отец наш говорит: «Виктор! Я смогу сочетать ваш семейный союз только лишь тогда, когда ты докажешь перед всею церковью и перед Татьяной, что уже тебе нет никакого дела ни до Лены, ни до Вали, ни до Оли. Чтобы Татьяна была уверена, что ты оставил всех их, что ты уже не расположен к ним, что ты любишь одну ее, что ты с ней одной желаешь жить всю свою жизнь».

Сегодня, вспоминая эти слова, я думаю, что они имеют самое прямое отношение к вопросу о вечной жизни. Когда Господь дарует мне вечную жизнь на условии моей верности Ему, то Он желает, чтобы я оставил все то, что может разделять меня с Ним. Господь не может разделять место в моем сердце, с тем, что может отвлекать мое время, мои средства, мои возможности, мою любовь.

Господь говорит в Евангелии от Матфея: «Если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших». Вы скажите: «Ну вот же! Еще одно, что мешает мне иметь жизнь вечную. Ведь мне нужно доказать перед Богом это. Мне нужно прощать тех людей, которых я не хочу прощать, для того, что бы Господь простил меня и даровал мне жизнь вечную».

Друзья мои! Прощением наших ближних мы не заслужим себе вечную жизнь. Прощением ближних мы не расположим Бога к тому, чтобы Он мои грехи простил. Это говорит о том, что я принял прощение Божие, что я уже стал гражданином нового Царства, что я уже обрел жизнь вечную с Богом и потому я не могу жить иначе, я не могу не прощать других. Я не могу быть в мире с Богом, если я не простил мою сестру, если я не простил брата моего.

Как-то одна из наших самых искренних сестер церкви сказала мне: «Петр! Если у тебя когда-нибудь будут головные боли, то знай, что у меня есть самое лучшее лекарство от всякой головной боли. Обрела я это лекарство через страшную, сильную боль – обидела одна сестра в церкви. Она думала, что я не слышу ее слов, когда она со своей знакомой делилась своим мнением обо мне. И столько она всего плохого наговорила обо мне, что когда я пришла домой, то сказала: «Я никогда не смогу простить этой женщине, этой сестре, которая ходит вместе со мной в церковь, сидит на одной и той же скамье вместе со мной и так плохо обо мне говорит. Я никогда не смогу простить ей!» У меня начались страшные головные боли. Я мучилась один день, я мучилась – два, я мучилась – три, я не могла спать, я не находила себе места от того, что в моем сердце разгоралась все больше и больше чувство презрения, чувство ненависти к этой женщине. Я пошла в аптеку, купила самые лучшие лекарства. Я купила самые лучшие болеутоляющие таблетки для того, чтобы подавить в себе эту боль. Я пила эти таблетки в неограниченном количестве. Но проходило несколько часов, и боль возвращалась. До тех пор, пока не взяла в руки Слово Божье, и прочитала слова в Евангелии от Матфея 6:15. Тогда я стала на колени и сказала: «Господи! Я хочу простить эту сестру. Я знаю, Господи, у меня нет силы. Я знаю, что я грешная. Я знаю, что не способна на это, но, Господи, Твоею силою хочу простить ее. Господи! Твоим прощением хочу простить ее». Я почувствовала, что мне стало легко. Я стала с колен, и у меня прошла головная боль. Впервые за несколько дней я спокойно легла, и спала крепким, здоровым сном до позднего утра. И с тех пор я выбросила из дома все таблетки, и как только ко мне возвращается головная боль, я первым делом начинаю думать, кого бы мне простить, и начинаю вспоминать, может быть, еще кого то я не простила. Может быть, есть еще одна сестра или еще один брат в церкви, которого нужно простить, может быть, на будущее простить, потому что это самое лучшее средство от всякой головной боли».

Не надо нам сомневаться в том, что Господь готов простить меня. Не нужно сомневаться в том, что Господь готов даровать нам жизнь вечную. Эти сомнения сеет дьявол, это его дело, это его работа ходить и сеять эти семена в ваши сердца. И если кто-то подойдет к вам после этого богослужения или после этой проповеди и скажет: «Не верьте этому! Не верьте, что Господь уже дал вам жизнь вечную! Сомневайтесь в этом!», – то знайте, что это говорит дьявол через эти уста.

Елена Вайт пишет, что, если мы будем искать сомнения, то найдем их где угодно. Если мы хотим найти сомнение в Слове Божьем, то найдем массу сомнений в Слове Божьем, если только поставим перед собой эту цель – искать сомнения. Не бойтесь трудных мест в Слове Божьем, не бойтесь, если вы чего-то не понимаете, потому что истина Слова Божия не объемлема для нашего человеческого ума. Не пытайтесь упростить Слово Божье, не пытайтесь опростить его, потому что, это Слово Самого Бога, и Оно гораздо выше нашего человеческого понимания.

Мне кажется, у каждого из нас есть искушение убрать из Библии все, что смущает. Мне кажется, что если бы нам и нашей церкви было дано право редактировать Слово Божье, то вот где мы активно бы поработали! Лично мне кажется, что надо было бы убрать некоторые послания. Во-первых, послание к Римлянам можно было бы убрать, потому что там есть некоторые тексты, которые заставляют людей сомневаться в том, что нужно закон соблюдать или не нужно. Наверное, надо было бы еще притчу Христа убрать, где Он рассказывает о том, что один попал в ад, а другой – в рай. Как-то это не вписывается в наше учение, сомнения кое-какие поселяют в нашем сознании. Может быть, еще, помните текст, о том, что не пища и питие приближают нас к Господу. Тоже, мне кажется, какой то не совсем четкий текст.

Но слава Богу, что Господь Сам взял на Себя это право – писать и редактировать Свое Слово. И если нам сегодня не понятно что-то в Слове Его, пусть это нас не смущает. Пусть это нас не огорчает. Господь сегодня обращается к каждому из нас в этом зале и говорит: «Николай Иванович! Я хочу назвать тебя сыном Божиим!» А Николай Иванович в смущении говорит: «Нет, Господи! Я не готов еще сегодня быть сыном Твоим. Нет, Господи, я еще сегодня не стал полным вегетарианцем, я еще употребляю в пищу сыр и яйца». Господь говорит: «Марья Федоровна! Я тебя сегодня хочу назвать дочерью Моею! Я хочу тебе дать уверенность в том, что ты дочь Моя, и имеешь жизнь вечную!» А Марья Федоровна говорит: «Нет, Господи, подожди. Я еще не приготовилась к этому. Я еще не в полноте знаю все уроки субботней школы, и не все памятные стихи знаю за прошедшие три квартала» (смех в зале).

 И Господь в скорби и печали отходит от нас, потому что мы не желаем принять Его, не веря, что эти слова доброй вести, записанные в прошедшем времени, обращены сегодня к нам, присутствующим в этом зале и верующим в Сына Божия. «Имеющий Сына Божия имеет жизнь вечную». Если вы сегодня верите в Сына Божьего, то, давайте встанем сейчас, чтобы возблагодарить Господа за Его жизнь вечную.

 Господь наш! Ты видишь детей Твоих. Ты видишь дочерей Твоих, которые встали пред Тобой сейчас, Господи. Ты видишь сыновей Твоих, которые приняли Тебя, как Сына Божия. Ты видишь, Господи, всех нас. Помоги нам, Господи, принять в свое сердце эту добрую весть, которую Ты для нас записал в Слове Божьем. Прости нас, Господи, что мы идем по этому миру и сеем сомнения. Прости нас, Господи, что мы сеем эти сомнения с кафедры Твоей. Прости, Господи, что мы сеем сомнения в сердцах детей Твоих. Помоги нам, Господи, обрести эту твердую уверенность, что в Тебе, в Твоем характере, в Твоей одежде праведности, которой Ты готов сегодня покрыть всю наготу нашу, всю нечистоту нашу, всю греховность нашу. Ты готов взять нас, Господи, взять нас за руку, подвести к престолу Отца Своего и сказать: «Вот сын мой, за которого Я умер. Вот человек, которому я сегодня даровал жизнь вечную». Мы хотим, Господи, иметь эту твердость в Тебе, в Твоей силе, в Твоей любви, в Твоем прощении, в Твоей праведности. Аминь.

 

* Магнитофонная запись проповеди в Центральной церкви в 1996 году.

Редакция выражает признательность Римме Косьминой за предоставленную запись.